• Главная
  • Досуг
  • Дом
  • Про самоедов. откуда произошло это жуткое «самоед»? почему так назвали породу собак? они что сами себя едят? — Полезная информация для всех
Дом

Про самоедов. откуда произошло это жуткое «самоед»? почему так назвали породу собак? они что сами себя едят? — Полезная информация для всех

Не́нцы (ненец. ненэй ненэче, хасово, нещанг; устаревшее — самоеды, юраки)Самоед есть коренной житель великой безлесной равнины крайнего Русского севера. Когда  и как забрался он в эти холодные, неприглядные страны, того не знает ни история, ни археология. Правда, в самых верховьях великой реки Сибири, Енисея, есть поселки народцев—Телеутов и Сойотов, которые и по внешнему виду, и по языку несколько напоминают собою Самоедов, но насколько близки между собою эти народности, наука точнее не указывает. Самое название Самоед, данное ему с глубокой древности (еще Нестор упоминает в своей летописи Самоед), тоже еще не находит себе точного объяснения. Одни ученые, например знатоки наречий этих загадочных народцев, Кастрен и Шегрен, подозревают, что это имя—исковерканное слово суома, т.-е.


нн; другие, например, д-р Белявский, думают, что это слово является буквальным переводом имени Хазово, которым называют себя Самоеды (Хаз—муж, сам, ово—один, откуда сам—един или самоедин); третьи говорят, что такое прозвище дано Самоедам Русскими за их привычку есть всякую не­чисть—кишки, потроха, т.-е. то, что Русскими считается поганым, а так как понятие о поганом выражается некоторыми родами Самоедов словами „сям или сямай“, то отсюда и имя Самоед, т.-е. пожирающий поганое; есть и такие ученые, которые думают, что Самоед есть испорченное слово „сыреед» (от сырья) или даже „самоед“. Как бы то ни было, но Самоед истин­ный житель тундры, горячо ее любящий и неохотно с ней расстающийся. Русские часто нанимают Самоедов, прокутивших свои оленьи стада, в работники, и Самоед, привыкший к вольному воздуху безграничной равнины, выговаривает себе право жить не в избе, а где-либо под навесом, около избы, в случае мороза спать не в избе, где ему жарко, душно, а в нетопленой клети или сенях, над стойлами коров и лошадей.

Жизнь Самоеда приспособлена к жизни среди оленей, к кочевке вместе с их стадами по обширной равнине севера. Самоед кочевой вполне зависит от своего кормильца—оленя. Одежда Самоеда—как летняя, так и зимняя—из шкур оленя. Летом Самоед надевает на тело панталоны из оленьей замши, такие же чулки—лепты и оленьи сапоги—пимы, часто очень красиво вышитые; малица—рубашка из оленьей шкуры—шерстью внутрь надевается прямо на тело и только сверху, особенно в большие праздники, покрывается чехлом из разноцветного ситца. Летом Самоед ходит с неприкрытой головой, с наступлением же морозов он надевает красивую шапку из неблюев—молодых оленей, а когда северная зима вполне вступает в свои права, то он залезает в большой открытый снизу меховой мешок-совик, в котором остав­лены лишь дыры для лица, да для двух пришитых к нему рукавов.


Самоедка одета снизу так же, как и ее муж, брат или отец, но паница—женская ру­башка—имеет от ворота расстегивающийся разрез для кормления грудью младенца, и кроме того сшита гораздо кокетливее, чем мужская малица: она обшита на подоле цветным сукном, пу­шистой шкуркой самоедской собачки, да и оплечья и спинка паницы очень искусно подобраны из разноцветных кусочков оленьих шкурок. Волосы Самоедка заплетает в две тугие косы, которые у девушек висят на спине, а у женщин спрятаны под головной убор, которым зимой является большая меховая шапка с тяжелыми медными украшениями, прозванная нашими север­ными Русскими „треухом“, так как действительно несколько напоминает собою треугольную шляпу, а летом его заменяет перенятая от Русских женщин кичка, делаемая из полотна, ситца и других тканей. В косы также вплетаются разные украшения, вроде медных кружков, блях, медных ромбов, очень похожих на нынешние ученые значки—магистерские и докторские; впрочем эти украшения мало-помалу забываются и уступают место солдатским пуговицам, обрезкам жестянок из-под сардин, ваксы, килек и другим продуктам цивилизации, продаваемым Самоедам Мезенскими, Ижменскими и Пустозерскими мещанами-торговцами.


Самоеды значительно уменьшаются в числе и мало-помалу из богатых оленеводов переходят или в пастухов, пасущих стада оленей, принадлежащих Русским торговцам и Зырянам, или же, окончательно разжившись, становятся из ямдающих (кочующих оленеводов) едомскими (оседлыми рыбаками, звероловами или Русскими работниками); едомские Самоеды ловят зимой навагу, весной и осенью—семгу и нельму, летом—гусей и уток и ведут самое жалкое существование.

Внешний вид Самоедов очень типичен: они небольшого роста, очень коротконоги и притом несколько кривоноги, с длинными руками, с очень значительно выгнутым спинным хребтом в области поясницы. Черты лица их очень монголовидны, также как и признаки их че­репа; глаза у них узкие, с разрезом немного косым, цвет глаз черный или темно-карий, цвет кожи смуглый желтоватый, цвет волос черный; скулы их так выдаются, что кожа кажется точно сильно на­тянутой на лице. Все эти признаки заставляют предположить, что Самоеды близки к Монгольским народам северной Азии, например Тунгусам, Бурятам и другим; что же касается до их низкорослости, коротко и криво-ногости, изогнутости позвоночника,—признаков, общих всем приполярным народам, то это объясняется учеными стремлением их к болезненному состоянию, называемому в науке рахитизмом, а в просторечии—Английскою болезнью; рахитизм вызывается очень тяжелыми условиями жизни, плохим питанием, плохими условиями жизни, особенно в детском возрасте.


действительно, жизнь Самоедов—особенно зимой—тяжела и плохо обставлена: сшитый из оленьих шкур чум или мякан полон едкого дыма; из плохо притворяющегося входного отверстия несет холод; от костра, горящего посредине, невыносимо жарко, тогда как спина, обращенная к стенам чума, зябнет; всюду раздается кашель, хриплые голоса, свидетельствующие о постоянных значительных простудах. Эти обстоятельства, отсутствие собственных оленей, на которых можно было бы молодецки, с хареем в руке, пролететь на санках, в которые запряжены четверней олени, как птица, по снежной равнине тундры, а особенно тяжелая, безысходная кабала у хитрых Зырян и бессердечных винных торговцев Мезени, Ижмы, Цыльмы и Пустозерска, стоящая в прямой связи с злоупотреблением в питье водки, все взятое вместе обусловливает печальное явление вымирания Самоедов, вымирания быстрого и непрерывного. Как значительно вымирание этого народа, не лишенного способностей, великодушия и добро­сердечности, показывают нам родовые списки Канинской тундры, где в начале столетия счита­лось от 2.500 до 3.000 душ, в шестидесятых годах до 750—800 душ, а теперь, по слухам, не более 350—400 Самоедов.

Среди обширной тундры—родины Самоедов, по большим рекам, особливо в тех местах, где они между собою сливаются, основывались различные поселки, население которых, бли­же к западу, составилось главным образом из переселенцев Великорусов, тогда как в восточной половине тундры, по Печоре и ее громадным притокам — Уссе, Цыльме и Ижме, по­селки населены в значительном количестве Зырянами.


Самоеды — урало-алтайское племя, близкое к финнам, но отличающееся от них типом и языком.

Имя их произошло не от «само-едения», т. е. людоедства, а, вероятно, от Самееднам — названия,
которое дают своей стране лопари, жившие некогда восточнее, чем теперь. Самоеды живут как в
Европейской России, в Архангельской губ. , так и в Сибири, по низовьям Оби и Енисея, до Хатангской губы,
составляя самый северный народ в этой области.
Первоначальная родина их была южнее, в области Саянского нагорья; известный финнолог Кастрен в
начале 50-х гг. видел здесь отатарившиеся народцы, у которых еще живы были старики, помнившие свой
прежний язык, оказавшийся родственным самоедскому. Оттесненные к северу, Самоеды спустились по
Оби и были отодвинуты затем еще далее к морю остяками, с которыми (как видно из народных сказаний
и былин остяков) они вели некогда ожесточенную борьбу. К этим отатарившимся, а отчасти омонголившимся
родичам Самоеды принадлежат койбалы, карагассы, сагайцы, моторы и др. , а также сойоты, или урянхайцы.
Собственно Самоеды имеют свой особый, характерный тип, заметно отличающий их от ближайших соседей
— остяков. Они меньше ростом (1,51—1,60 м) , но крепче сложены и больше упитаны; цвет кожи
— смуглый, желтоватый; цвет волос и глаз — большей частью черный, темно-каштановый или карий;
волосы прямые, жестковатые; борода растет плохо.


ожение коренастое, кисти и ступни небольшие;
голова широкая в большей степени, чем у остяков (которые могут быть отнесены к мезоцефалам, с
показателем наибольшей ширины черепа 77—78, тогда как у Самоеды он около 82). Лицо у Самоедов не
так плоско, как у остяков, у которых профиль приближается к прямой линии; здесь профиль ограничен более
кривой линией, что зависит от большего выступания вперед носа и губ и от большей покатости взад лба и
подбородка. Нос мал и короток, но не приплюснут, часто правилен. Скулы большие и выдающиеся,
что обусловливается не только шириной лица в скуловых костях, но на живых особях еще значительным развитем
подкожного жира, прикрывающего нижний край глазницы и сливающегося с нижним веком. Глаза узкие,
монгольские, со вздутыми веками, которые отчасти скрывают ресницы. Встречаются, впрочем, и другие типы, более
подходящие к зырянскому, остяцкому или русскому, что обусловливается, вероятно, примесью крови этих племен.
Пo языку Самоеды разделяются на 4 наречия, из которых более известно юрацкое; на нем говорят канинские,
ижемские, большеземельско-обдорские, кандинские Самоеды и собственно юраки; небольшая кучка этого племени
поселена и на Новой Земле. Другими наречиями говорят енисейские самоеды, авамские, или тавги (самые восточные) ,
и остяки-самоеды в лесной полосе по Оби, между Тымом и Чулымом.

следние более занимаются рыболовством,
тогда как прочие представляют из себя кочевников-оленеводов. Летом они подвигаются с оленями к северу, к берегам
моря, занимаясь также охотой на белых медведей, диких оленей, тюленей и т. д. , а к зиме возвращаются на юг в лесную
полосу.
Живут Самоеды в чумах — конических шалашах из кольев, покрытых оленьими шкурами, с очагом посередине;
питаются главным образом олениной, вообще животной пищей, пьют теплую кровь убиваемых животных, летом
пользуются также ягодами, временами добывают себе муку и водку. Зимою охотятся на соболей, куниц, лисиц,
белок и т. д. Одеваются в одежды и обувь из звериных шкур, преимущественно оленьих, отчасти и собачьих,
получаемых от разводимых ими собак-шпицев, по преимуществу белой масти. (см. комментарий)
Число Самоедоев, вероятно, немногим превышает 2000. Народ вообще здоровый, выносливый, довольно сильный
и отважный, превосходящий по силе и мужеству остяков.. . (см. далее)
урало-алтайское племя, близкое к финнам, но отличающееся от них типом и языком. Имя их произошло не от «само-едения», т. е. людоедства, а, вероятно, от Самееднам — названия, которое дают своей стране лопари, жившие некогда восточнее, чем теперь. С. живут как в Европ. России, на В Архангельской губ., так и в Сибири, по низовьям Оби и Енисея, до Хатангской губы, составляя самый северный народ в этой области. Первоначальная родина их была южнее, в области Саянского нагорья; известный финнолог Кастрен в начале 50-х гг.

дел здесь отатарившиеся народцы, у которых еще живы были старики, помнившие свой прежний язык, оказавшийся родственным самоедскому. Оттесненные к С, С. спустились по Оби и были отодвинуты затем еще далее к морю остяками, с которыми (как видно из народных сказаний и былин остяков) они вели некогда ожесточенную борьбу. К этим отатарившимся, а отчасти омонголившимся родичам С. принадлежат койбалы, карагассы, сагайцы, моторы и др., а также сойоты, или урянхайцы. Собственно С. имеют свой особый, характерный тип, заметно отличающий их от ближайших соседей — остяков. Они меньше ростом (1,51—1,60 м), но крепче сложены и больше упитаны; цвет кожи — смуглый, желтоватый; цвет волос и глаз — большей частью черный, темно-каштановый или карий; волосы прямые, жестковатые; борода растет плохо. Сложение коренастое, кисти и ступни небольшие; голова широкая в большей степени, чем у остяков (которые могут быть отнесены к мезоцефалам, с показателем наибольшей ширины черепа 77—78, тогда как у С. он около 82). Лицо у С. не так плоско, как у остяков, у которых профиль приближается к прямой линии; здесь профиль ограничен более кривой линией, что зависит от большего выступания вперед носа и губ и от большей покатости взад лба и подбородка. Нос мал и короток, но не приплюснут, часто правилен. Скулы большие и выдающиеся, что обусловливается не только шириной лица в скуловых костях, но на живых особях еще значительным развитем подкожного жира, прикрывающего нижний край глазницы и сливающегося с нижним веком.

аза узкие, монгольские, со вздутыми веками, которые отчасти скрывают ресницы. Встречаются, впрочем, и другие типы, более подходящие к зырянскому, остяцкому или русскому, что обусловливается, вероятно, примесью крови этих племен. По языку С. разделяются на 4 наречия, из которых более известно юрацкое; на нем говорят канинские, ижемские, большеземельско-обдорские, кандинские С. и собственно юраки; небольшая кучка этого племени поселена и на Новой Земле. Другими наречиями говорят енисейские самоеды, авамские, или тавги (самые восточные), и остяки-самоеды в лесной полосе по Оби, между Тымом и Чулымом. Последние более занимаются рыболовством, тогда как прочие представляют из себя кочевников-оленеводов. Летом они подвигаются с оленями к С, к берегам моря, занимаясь также охотой на белых медведей, диких оленей, тюленей и т. д., а к зиме возвращаются на Ю в лесную полосу. Живут С. в чумах — конических шалашах из кольев, покрытых оленьими шкурами, с очагом посередине; питаются главным образом олениной, вообще животной пищей, пьют теплую кровь убиваемых животных, летом пользуются также ягодами, временами добывают себе муку и водку. Зимою охотятся на соболей, куниц, лисиц, белок и т. д. Одеваются в одежды и обувь из звериных шкур, преимущественно оленьих, отчасти и собачьих, получаемых от разводимых ими собак-шпицев, по преимуществу белой масти. Число С., вероятно, немногим превышает 2000. Народ вообще здоровый, выносливый, довольно сильный и отважный, превосходящий по силе и мужеству остяков.

прежде владели обширными стадами оленей, но теперь значительно обеднели, отчасти вследствие падежей оленей, отчасти вследствие эксплуатации зырян, которые мало-помалу поотобрали у них оленей и теперь насчитывают в своей среде многих богатых оленеводов, у которых С. служат по найму пастухами. Большинство С. считается христианами, но многие, особенно восточные, сохранили еще почти вполне прежние языческие верования, имеют небольших идолов и верят в сношения с духами через посредство шаманов.


Похожие посты

Насекомое питающееся лосями — Другие предметы — Решения онлайн

Glavnii

Ньюфаундленд — собака водолаз? Читайте описание породы, характеристику, смотрите видео

Glavnii

Что такое нагель

Glavnii
Adblock
detector