Туризм

Гуцулы — Википедия (с комментариями)

Гуцульская рапсодия

Невзирая на все свое отличие от остальных украинцев, даже своих ближайших соседей, гуцулы стали оберегом всей нации. Образ карпатця символизирует Украину наравне с образом казака из южной степи. Разница лишь в том, что первый живет и дише на полную грудь, а другой стал достоянием истории. Благодаря гуцульским мотивам имеем одну победу на европейском конкурсе песни и хотим следующих. Всю Большую Украину (а именно так называют на Гуцульщинi остальное государство) все чаще представляет маленький вздыблен горами край. Почему? Кто они? Зачем они нам, Украине, мировые? 

Гуцульская рапсодия

Бунтари и первопроходцы

Гуцулов назвали гуцулами не сами гуцулы. I было в том мало приятного. Валахи, то есть предки молдован и румынов, так обзывали своих неспокийних соседей, горных поселян.


aquo;Гоц» или «гуцул» значило буквально «разбойник». I вещь не просто в желании одних обогатиться за счет других — наоборот: горцы привыкли полностью по-робiнгудiвскому «забирать в богатых и раздавать бедным». Быть дукой, господином и возвышаться над другими среди них и до сих пор не принято. Ба даже уважительное украинское обращение «господин» здесь до сих пор не употребляется. «Справедливым распределением» промышляли и Олекса Довбуш, и Устим Кармелюк — легендарные украинские бунтари. Да и самое первое письменное упоминание слова «гуцул» связано с мятежом. В документах 1754 года значится, что какая-то «гуцулка» будто сожгла господину имение и за то была казнена… 

Но кто же те «гоци» и «гуцулы»? Одни научные работники говорят, что то человеческая мишанка из разных половецких, печенежских и других кочевых племен, славян, румынов и более поздних беглецов, от барщины, фактически — казаков. Мол, на их основе сформировался и законсервувався в горах такой вот своеобразный этнос. Вспоминают даже теорию пасiонарностi (пассионарии — энергичные, волевые люди, которые, в частности, не признают общественных ограничений и готовые, например, терпеть бедность в горах или днепровских плавнях ради свободы). Якобы этим можно объяснить небывалый темперамент гуцулов.


льшинство же этнографов сходятся на том, что гуцулы — это действительно отдельная древняя народность, и выходят при этом из явной однородности в их внешности и обычаях. Хведiр Волк утверждает: «Это чистый этнический тип — чужие примеси очень небольшие. Гуцулы решительно не принадлежат к чужим восточным народам (узы, печенеги)…, но к украинскому племени». Кто из них более близкий к истине, не можем сказать. А вот мысль о том, что в Украине два «полюса пасiонарностi» — Запорожье на юга и Карпаты на западе, — согласитесь, интересная…

Сами себя гуцулы называли «ирстени» — похоже на «христиане», а возможно, даже на староруске «крестьяне», то есть «крестьяне», «поселяне», — те, кто заселял горы. Первопроходцы, пионеры! Они говорили о себе: «Что ирстеенин хотел, то, чтобы господа его не несли убытки». Гуцулы-ирстени никогда не знали барщину, еще и из-за этого были и остаются вольнолюбивыми.  

Гуцулы

Еще одна интересна версия. Был себе такой турецкий конек — «гуцул». Он прижился в горах, потому что является одним из найдосконалiших коней в мире: больше всего тянет, менее всего ест. Не очень красивый, небольшой, с черной полосой от председателя к хвосту. I очень очень выносливый. Только такой мог выжить в суровых условиях Карпат да еще и помочь выжить человеку.


рпатские поселения продвигались из долин в горы благодаря именно вот таким конькам. I якобы от них ирстени достали свое название. Что же пусть и так…
Но есть и такой вариант: не «гуцул» — разбойник, а «кучул» — кочевник. Ну конечно, потому что мужчины-горцы кочевали: в теплую пору — на горной долины, где травы шелковые и выпас для «товара» прекрасный, а осенью — в долины, где на них ожидали дома и семьи. Этот ритм актуален и в настоящее время.

Именно валахи, которые назвали гуцулов гуцулами, научили их горному долинному ремеслу и многим другим премудростям жизни в горах. I живут оба народы и до сих пор рядом, практически несмешивающийся. Румынские кони и коровы спокойно переходят границу, будут напасаться в Украине и потом следуют домой, а пастух спокойно наблюдает за этим, зная, что никто скотину не зацепит. 

«Немножко дикие» французы

А откуда взялось гуцульске племя, раз не обитаемый в Карпатах извечно? 
Горы всегда были прибежищем для непокiрних и тюрьмой для провинених. Еще римляне засылали сюда через Дакiю (Румынию) своих изгнанников. Есть догадки, что среди них заслали и легендарного мудреца Овiдiя (гора Овод в Карпатах, около Углов).

Конечно, было бы слишком говорить, что гуцулы — потомки римлян. Скорее уже правда то, что это кельты, которые осели в Карпатах во времена большого переселения народов.


тати, параллель Галичина — Галлiя (теперь Франция) — Галiсiя в Испании — Португалия прослеживается не только в названиях этих краев и стран, но и в названиях сел, рек и гор. А еще, например, в том, что на заработки гуцулы ехали в первую очередь во Францию. В гуцульских Коломые звучит полностью кельтское «дана-дана». Или возьмите «идальну лягушку» — есть и такая в Карпатах. Вот вам и «провансальный деликатес»! А еще там живет Лесовик — выкапан галльский Сатир…

Гуцулы

Скажем больше — высказываются полностью серьезные гипотезы, что якобы и библейская Галилея как-то связанная с Галичиной, а Понтий Пилат — выходец из Карпат. Почему бы и нет? Ведь этнические римляне не руководили иудейскими территориями, не желая брать на себя ответственность за часто огульных и невиданы жестокие приговоры местных правителей. Пилат якобы был галлом или галичанином (может, это одно и то же?).

Но то очень уже глубокие недра истории. Значительно ближе к жизни высматривает такое. Одно придунайское племя — славянское или кельтское, его еще называют рутенами — очень неудачно расположилось на перепутье истории. Кто куда теми путями следовал, бил и толок их. Рутени не имели другой совет, как направиться в горы, подальше от напастей, и стали там «гоцами», «гуцулами»… 


Такая-то беда у гуцулов…

Как оно произошло, что именно гуцулы считаются чуть ли не символом всего украинства, его возрождение? Секрет нехитрый — просто они Сохранены. Как этнос, как культура, как целостные личности. Они точно знают, кем является, а современному человеку этого очень бракует. I не только обитателю Большой Украины. А может, ему даже меньше, чем глобализующему и унифицированному западноевропейцу. Именно поэтому певица Руслана в прошлом году покорила «Евровиденье» — «объединенные» европейцы увидели соседей с совсем новым и в то же время очень знакомым лицом. Те же французы регулярно проводят у себя престижные фестивали этнической музыки, куда приглашают народных исполнителей из других стран — потому что своего, родного, не сохранили. I наслаждаются, находят в этом себя… 

Почему гуцулы сохранились? Потому, что и другие горные народы. Сюда меньше будет потыкаться цивилизация в лице всяческого человеческого отребья. Здесь суровые условия существования оставляют образ жизни неизменным. Здесь так красиво и так до всего того привыкаешь, что никогда не поедешь отсюда навсегда, если на этой земле родился. 

Какой же он - тот загадочный гуцул?

Да и чего в Карпатах не жить? Летом — хотя и тяжелый крестьянский труд, зато среди сказочной природы.


мой же наоборот — работы немного, сиди и занимайся творчеством: вышивай, тки, резьба, расписывай писанки, составляй песни, отмечай исчислении и яркие праздники… Этот извечный цикл бытует на Гуцульщинi и до сих пор. Парадокс: недостаток земли порождает тягу к всякому народному ремеслу. Основа же гуцульского существования — это животноводство, поскольку пахотной земли в Карпатах очень маловато. Свой «товар» (скот то есть) люди кормят из пастбищ и сенокосов. Даже говорят: «Пороть землю грех»: сидит арiдник (сатана) в глубине и радуется, что его приближают, паша землю… Гуцулы выращивают скот, стрижуть шерсть, производят всяческую эстетику. С того и живут.

I так будет всегда. Это диктует горную жизнь. Его требования такие жестки, что вынуждают и человека становиться острой. Никто чужой между гуцулов не употребляется. Просим только не путать с гостеванием. Принимают здесь так, будто ты не просто себе любознательный турист, а найпочеснiша лицо. Будут стелить и кормить, не спросив, кто ты и откуда, пока сам не скажешь. Но жить, мешаться с ними… Чужих к обществу не принимают. Такая-то беда у гуцулов… 

Какой же он — тот загадочный гуцул?

Высокий, имеет типично римский нос, черное и по-кинскому плотные волосы, но светлое лицо и узковатые темные, изредка голубые, глаза. Длинные ноги и руки с длинными пальцами. Женщина — маленькая, стройная, веселая, резвая, красивой красоты. Очень быстрые в движениях, решениях и разговоре. I красиво вобраны — это непременно.


Гуцулы ужасно любят одежду и имеют к нему большой вкус. Ярко наряжаются и мужчины — даже с золотой отделкой. В давние времена одежда была чрезвычайно дорога, передавался из поколения в поколение. I гуцул гуцула мог убить за него.
А еще — за оружие. Считалось, что вооружен гуцул — нормально одет гуцул. Если за своим широким поясом имеешь лишь два пистоля, то ты, вероятно, бедный мужчина… Стрелять любят и до сих пор: на Крещении, на храм… Конечно, лишь вверх.

I любят себя показать. Гуцул ходит мирами, не только, чтобы людей посмотреть, но и, чтобы его увидели — как красиво он убраний, как гордо танцует, как умело умеет работать… Кое-где жилище у этих людей — будто сплошная горница, вся в вышитых полотенцах, коврах и резьбе. Сами частые живут в «летней кухне», а дом — то для гостей, на показ. 

Гуцул вольнолюбив и самостоятелен. Не потерпит никаких указаний сбоку, сам себе председатель. Он питает преувеличенное чувство достоинства (если достоинству вообще может быть многовато). Конечно, в настоящий момент никто зi оружием не на кого не бросается, а раньше часто доходило до «головництва» (это когда топориком по председателю). На что обижается гуцул? Если кто-то скажет ему «глупый», он может еще пропустить мимо ушей, но если «глупый гуцул» — о-о… Не рискуйте! Гуцул так возвышен в себе, как Говерла над Украиной. 


Люди это горячие к безграничности, но и на удивление деликатные, умеют себя сдержать. Очень вежливые, с генетической внутренней культурой. Обращаются исключительно на «вы», пусть даже к хлоп’яка-шестикласника. I от того, что очень горячие, гуцулы издавна не пили спиртного. На всю свадьбу (двести или и больше людей!) выставляли чвертку водки. Из одной рюмашки все накуштуються и говорят: «Понюхал пробки». Но если кто умудрялся выпить, то временами становился очень буйным. Мог приревновать, розгниватись — и за топорик…

гуцульске племя

Что было, то было, убивали запросто, но — «справедливо». Ведь гуцулы были и остаются глубоко верующими христианами. Столько церковных праздников, как у них, не негде. Были язычниками, жили среди природы — Божьего творива. Все коляды, маланки-щедривки пропитаны библейским содержанием, но нашлось в них место и солнцу, ветру, дождю. На Юрия пускают из верхов воспаленное кочело-колесо, как в этот же день делали в языческие времена. I если на большинстве территории Украины воинственный атеизм нивелировал и язичництво, и христианство, то здесь они спивживуть в гармонии или, когда хотите, в модной в настоящее время эклектике.

Слишком уже много мифов о наших дорогих горцах. Началось все из надднiпрянця Коцюбинского и его «Теней забытых предков». Этот роман, а затем всемирно известен фильм армянина Параджанова создали очень таинственный образ «дикого» гуцула. В современном попсовом формате его довершает Руслана.


Нужно ли это гуцулам, украинцам, мировые? Вероятно, что так. Пусть мир для начала впитает что-то адаптированное, а там, гляди, заинтересуется и аутентичным. Отвечает ли истине образ, созданный Русланой? Конечно, нет. Но хоть как мы критикуем певицу, она ухватила драйв гуцульского танца. Настоящий характер гуцула проявляется именно в танце, когда он отпускает вожжи повседневности. Тогда на теле и в душе нет мышцы, которая бы не вибрировала, не выигрывал под тройственную музыку! 

Ой, мамо, что будет’?

Действительно, а что же, собственно, произойдет с гуцульской традицией? Растворится ли она в океане глобализации, позабавив мир красивыми финтифлюшками, законсервуеться ли в собственном соке? Вероятно, немного того, немного другого. А в целом гуцульство будет жить и, значит, не стоять на месте. Жесткие рамки горного быта не дадут рассыпаться на друзки. Киптар останется на плечах, потому что легкий и хорошо защищает от ветра. А еще к нему так подобают самые современные джинсы… Авто не заменит коня, потому что тот пройдет там, где техника бессильна и вообще неуместная. А гуцульскi музыканты и дальше будут играть по свадьбам поочередно на электронике и на автентицi.


ризм гуцулов тоже не испортит. Говорят, уже не будет хуже, чем им сделало пьянство в советское время и постсоветская безработица. Напротив, туризм задевает любимую стру’нку горца — «показать себя». Вспоминаете? Плюс все гуцульске, и это факт, очень хорошо приспосабливается к современности, оставаясь собой. Даже в Америке можно увидеть вещи из Карпат, пiдпасованi за последними велениями моды. Да и в Верховини милуют глаз девушки — «распашонка к колену, запаска по пяти», а когда идет, то запаска расходится… Очень эротично и экзотично. Гордятся, что они в центре Европы (вблизи города Рахова), свободные, красивые и совсем не дикие. Ну, разве что немножко… Для чужих.

Гуцульская рапсодия

Гуцульская рапсодия

По Гуцульщине мне приходилось путешествовать не однажды: в разные годы и при разных обстоятельствах. Было это давно: можно сказать, что здесь край моего детства. Поэтому теперь, когда мне уже немало лет, специально приехав — в украинскую часть Карпат на съемки, я попытался окинуть привычные места новым взглядом: что изменилось, что осталось прежним, что расцвело, а что захирело. Чем нынче успокаивается сердце колоритных гор?

Дизельный поезд «Червона рута» выдвигается из Рахова и нехотя ползет вверх между крутым склоном горы и обрывом над рекой Тисой, преодолевая первый перевал. Старый состав ярко-красного цвета всего из нескольких вагонов вполне можно отнести к местным достопримечательностям: ему уже по меньшей мере лет пятьдесят (во всяком случае, его «внутренностям»).

Я устраиваюсь у окна поудобнее, насколько это позволяет растрескавшееся деревянное сиденье, и рассеянно скольжу взглядом по ближним вершинам. Как известно, в истории и нравах всех народов география объясняет многое. А если речь идет о горцах — то особенно. Благодаря изолированности им обычно удается сохранить большую оригинальность культуры, нежели жителям долины. Кому приходилось слышать, чтобы горную страну удалось легко покорить, обратить в иную веру, навязать чужой язык?.. Вот и Восточные Карпаты с тех пор, как сюда пришла цивилизация, несколько раз меняли формальных «хозяев», в роли которых выступали то раннефеодальные русские княжества, то Речь Посполитая, то Австро-Венгерская империя, то советская… Но строптивые гуцулы всегда оставались собой, как, скажем, армяне при турецкой власти или инки при испанской.

Червона рута

Примечательно, что даже в далеких друг от друга горских культурах, разделенных океанами и климатическими поясами, легко обнаружить «рифмы». Известный гуцульский духовой инструмент трембита смахивает на тибетский радонг, карпатские шляпы с кокетливым перышком — «парафраз» головного убора швейцарцев (взгляните на любое изображение Вильгельма Телля). А ползущий между гор допотопный состав нельзя не сравнить с известным «мемориальным экспрессом», доставляющим туристов в перуанский Куско.

Разбойники, кочевники и Карпаты Гуцулами называют этнических украинцев, живущих в горных районах Ивано-Франковской, Черновицкой и Закарпатской областей (несколько деревень разбросано также по приграничным районам Словакии, Польши и Румынии). Они считаются коренным (во всяком случае, самым древним из доживших до наших дней) населением Карпат. Что касается языка этих селян, то он кое-чем отличается от литературного украинского, например употреблением значительного числа румынских и венгерских слов, а также причудливым строением фразы. Происхождение слова «гуцулы», как и самого этноса, загадочно и спорно. Одни связывают его со словом «гоцалы» (вроде бы в старину так называли Карпаты), другие — с «кочулами» (кочевниками), а кое-кому из ученых слышатся отголоски румынского hocul (разбойник). Традиционные занятия этих людей — овцеводство и лесообработка. Религия — католицизм восточного обряда, в котором по сей день сохранились некоторые языческие элементы. Строгий подсчет численности населения не ведется, поскольку в официальных отчетных документах не существует и понятия «гуцулы» (при переписи они регистрируются как украинцы).

Разбойники, кочевники и Карпаты

Гуцулами называют этнических украинцев, живущих в горных районах Ивано-Франковской, Черновицкой и Закарпатской областей (несколько деревень разбросано также по приграничным районам Словакии, Польши и Румынии). Они считаются коренным (во всяком случае, самым древним из доживших до наших дней) населением Карпат. Что касается языка этих селян, то он кое-чем отличается от литературного украинского, например употреблением значительного числа румынских и венгерских слов, а также причудливым строением фразы. Происхождение слова «гуцулы», как и самого этноса, загадочно и спорно. Одни связывают его со словом «гоцалы» (вроде бы в старину так называли Карпаты), другие — с «кочулами» (кочевниками), а кое-кому из ученых слышатся отголоски румынского hocul (разбойник). Традиционные занятия этих людей — овцеводство и лесообработка. Религия — католицизм восточного обряда, в котором по сей день сохранились некоторые языческие элементы. Строгий подсчет численности населения не ведется, поскольку в официальных отчетных документах не существует и понятия «гуцулы» (при переписи они регистрируются как украинцы).

Пятничный карнавал

Дизель «собирает» остатки сил и, одолев последнюю на этом участке возвышенность, вползает в тоннель. Когда-то как раз по ходу его движения проходила граница между Царством Польским в составе Российской империи и Австро-Венгрией (первую железную дорогу построили именно австрийцы на исходе XIX века). Из тоннеля мы выныриваем уже в Прикарпатье. Дальше — крутой спуск, и поезд бежит куда веселее, сопровождаемый по пути уже не задумчивой Тисой, а игривым бурным Прутом, за окном же мелькают нанизанные на него, словно на живую нитку, бусинки старинных сел: Вороненко, Ворохта, Татаров, Микуличин, Ямна…

Время от времени, останавливаясь у платформ, наш старенький «дом на колесах» постепенно наполняется тюками, мешками и их владельцами: сперва теми, кто возвращается с рынка в Рахове, затем теми, кто отправляется на рынок в Ворохту. Подъезжая к этому последнему пункту, машинист вдруг резко выжимает тормоза, и сидящая рядом со мной аккуратно одетая старушка едва успевает, прижав к груди «антикварный» ридикюль, увернуться от летящего мешка с капустой. «Перепрошую, пани!» — раздается чей-то голос из густой толпы пассажиров, но я уже не успеваю распознать, кому он принадлежит, поскольку людской поток выносит меня наконец на свежий воздух.

Пятничный карнавал

Для этих живописных мест рынок — все равно, что карнавал. Он для всех обязателен и для всех — словно календарь. Он задает ритм жизни. С понедельника по четверг городок сонно съеживается, в пятницу вновь разливается торговым половодьем. Теперь — в пятницу. А вот раньше в течение долгих советских лет рыночным днем было воскресенье. Кто установил такой порядок, уже и не вспомнить, но понятно, что при коммунистической власти было неважно, ходишь ли ты к обедне в тот же день, что и за покупками (хоть не великий, но грех), или еще когда… А потом, в начале девяностых, униатская церковь вновь вошла в свои права и вернула строгий уклад. Воскресная служба удлинилась до подобающего часа, а для житейской возбужденной суеты отвели специальный день.

И хорошо сделали — подарили народу лишний выходной. Хоть никто не учреждал его законодательно, но можно ли работать, когда кругом царит ярмарка? Смешно говорить… К тому же, чтобы добраться до рынка, жителям отдаленных районов нужно время, и приходится выезжать с утра пораньше. Встают хозяева и хозяйки затемно, собирают тюки — и в путь, но никто не жалуется, поскольку едут, повторяю, на праздник. Много ли у горцев-селян в жизни развлечений, способов расслабиться и времени знакомых повидать? Или, опять же, продемонстрировать лучшие наряды (гуцулы — сплошь щеголи): мужчины — в высоких шляпах, «клубных» пиджаках, вышитых рубахах и цветных галстуках, женщины — в традиционно пестрых, как политическая карта мира, платках. Я часто ловлю себя на мысли: в любом другом месте эта многоцветная эстетика показалась бы избыточной. А здесь, в антураже гор, которые и сами имеют вид диковатый, — все на месте.

Что Рыбинск, что Москва

Что Рыбинск, что Москва

Далее, от Ворохты до Яремчи, можно добираться и на поезде, но лучше, быстрее и интереснее — на маршрутке, называемой здесь «бусиком», который, правда, ходит вне всякого расписания.

На остановке уже скопилось много народу, гораздо больше, чем поместится в один «бусик». Но никто не нервничает и не теряет лица: все стоят и чинно ожидают, обложившись бесформенными «баулами». Можно подумать, что горцы невозмутимы, как индейцы, а на самом деле, человек степенный у них — значит, положительный.

…Стоять даже среди незнакомых гуцулов долгое время молча невозможно, и вот уже через несколько минут я болтаю с немолодой женщиной. О том о сем: «Вот, мол, приехал из Москвы…» — «Что вы говорите? А у дочери моей вот тоже… муж из Рыбинска». Не приходится удивляться этому «тоже». Для деревенского жителя Западной Украины, к тому же той ее части, где и из ущелья в ущелье перекочевать — целое дело, — мир приобретает обобщенные очертания. Так сказать, и Харьков видится Парижем.

Зато внутреннее пространство малой родины раздвигается до невиданных пределов и дробится. Соседнее село воспринимается как отдельный, во всем иной и самобытный мир: со своим укладом, говором, узорами на вышивке и со своим «норовом». Важно также, на какой высоте находится населенный пункт: один мой знакомый, повздорив с женой, всегда восклицал: «Что в ней может быть за понимание? Никакого понимания нету. Она же снизу!» Причем до ее родного села от мужниной хаты хорошо если километров пять езды, но вниз же.

Джигиты Карпат

Наконец долгожданная «Газель» подъезжает и загружается под завязку, что не мешает ей через минуту развить хорошую в своем классе скорость на горной трассе: около 80 км в час. Пассажирское сообщество, привычное и к скорости, и к виражам, тоже без промедления разворачивает свои обычные пересуды и беседы под шорох шин. О шинах, кстати, говорит где-то «на задах» маршрутки моя новая знакомая: ее племяннику, мол, подарили велосипед, «но не специальный, для гор, а обычный такой велосипед. В первый же день шин не стало — «полетели» все! Ну, так он что? Продолжает разъезжать без шин». Ничего себе, джигит, скорее кавказский, чем карпатский…

Тут мы как раз проезжаем густоселье. Местность, где одна деревня вливается в другую, известна именно бурной деятельностью карпатских джигитов, тех молодцов, что делают учебники по истории увлекательным чтением. Возле Татарова князь галицко-волынский Даниил Романович (вернее, король! — ему, единственному из всех древнерусских государей, папа прислал королевский венец) с сыном Львом впервые «щелкнул по носу» ордынцев, а дотоле они от славян поражений не знали. Чуть дальше, между Ямной и Яремчой, приезжих водят в пещеры Довбуша — того известного атамана Олексы Довбуша, который скрывался там со своими гайдуками от польских регулярных войск, а когда те уходили, оттуда же совершал набеги на шляхетские уделы. А еще к нему в пещеры тайно наведывалась возлюбленная Дзвинка, о которой поют, что «кожна жiнка у душi» — она («каждая женщина в душе» — она).

В 20—30-е годы этот район — Ясиня, Яремча, Ворохта — приобрел вдруг славу курорта, и в нем стали собираться с семьями на отдых поляки и австрийцы, появились невиданные прежде учреждения: гостиницы, пансионаты, кафе. Под самое «воссоединение Западной Украины с СССР» в Яремче даже выстроили первый подъемник на конной тяге, сделав доступными панорамные виды для неспортивных богатеев. Особым же шиком считалось проскакать на коне под самой кабинкой фуникулера, когда она только взмывает в воздух, — вот это было занятие для джигита. Сейчас, после смутных 90-х, туризм, конечно, снова возрождается, но пока, по старой привычке, приезжие из СНГ предпочитают частный сектор всякой курортной инфраструктуре: нет такого дома в Яремче, что не принимал бы у себя отдыхающих во все «важные» каникулы. Многие останавливаются в самом городе, но, чтобы прочувствовать дух этих мест, лучше поселиться в окрестных горах — «на выселках». В одном из таких гостеприимных домов живет мой добрый товарищ — Василий Николаевич Плитус. Добраться до него неподготовленному человеку тяжело: два километра пешком в гору. Зато там ждет награда: радушный гуцульский прием с чаем, кренделями, палинкой, разговорами — и всего этого хватит до утра.

Само собой разумеется, что, лишь пожив немного в такой семье, можно распознать, что за жизнь в горах и какими трудностями оплачивается ее веселый колорит. Вот внуку Василия, Любчику, нет еще четырнадцати лет, а он в любую погоду ежедневно пробегает несколько километров по скалистой тропинке — в школу и из школы. А из школы прибежал — начинается хозяйственная «повинность»: в том числе косьба и выпас коровы — серьезные дела. Самый ближний захудалый магазин — внизу, в центре города, так что прогулка за хлебом отнимает полтора часа (хорошим гуцульским шагом). Понятно поэтому, кстати, почему традиционная местная кухня, возникшая с учетом расстояний и энергозатрат, так калорийна и тяжела. По этой же причине осенью люди мешками увозят с рынка продукты: в долгие дни снегопадов многие села бывают совершенно отрезаны. Тут важно ноги не протянуть.

Дары мольфаров

В том, что сравнительно невысокие, исхоженные туристами Карпатские горы — это все-таки горы, где лучше не расслабляться, я убедился и сам, отправившись однажды снимать панораму заката. Часов в шесть небо вдруг молниеносно затянулось тучами, а через несколько минут разверзлось свирепыми потоками. «Надо бы скорее спуститься», — подумал я, но «скорее» не получалось, ведь скользко, да и стемнеть успело. В общем, как мне удалось найти среди десятка других нужную лесную тропинку, а потом не сломать на ней шею, — не знаю. Жуткая выдалась гроза. Примерно такая же, как та, которую вызвал мольфар (колдун) в известном фильме.

Поводы припомнить экранизацию Сергеем Параджановым «Теней забытых предков» Миколы Коцюбинского находятся в Раховском районе на каждом шагу. Вообще, знаете ли вы, что сами гуцулы восприняли когда-то этот фильм как документальный об их дедах и бабках? На полном серьезе. И хотя все в этой картине — чистейшая выдумка, выглядит она действительно донельзя правдоподобно — по части быта, нравов… Все это могло бы случиться на Гуцульщине. И взаправду случается по сей день. До сих пор вместо приветствия местные говорят: «Слава Icycy Христу», а в ответ слышат: «Навіки слава». По сей день высшая ценность для самого отпетого «сорвиголовы» — семья, и нет большего несчастья, чем остаться «горьким бобылем». Те же праздники отмечают, те же пироги пекут и ту же приготовляют настойку. И фраза из фильма «Для работы будни, для ворожбы свято» по-прежнему выражает дух и ритм жизни.

Под Рождество ходят колядовать и выставляют на стол ровно двенадцать блюд, среди которых «королева» — прославленная кутья из цельной пшеницы с грецкими орехами, медом и маком. На Вербное воскресенье, Великдень (Пасху) и морозный Ярдан (Крещение) угощений набирается меньше, наименований до десяти, зато все люди идут крестным ходом к студеной речке или ручью, чтобы слушать Святую литургию — и трогательно, и радостно. Будни, конечно, есть будни, и им свои занятия: пасти овец в XXI веке не считается зазорным и для мужчин с высшим образованием, а их женам сам Бог велел делать брынзу, вышивать и вязать по примеру прабабушек. В пятницу, как уже было сказано, принято ходить на рынок, по субботам — убирать жилье, воскресенье отдается церкви. В общем, настоящая сельская идиллия, какую уже редко где встретишь на Европейском континенте, разве что в Сицилии (кстати, как и у сицилийцев, у каждой уважающей себя гуцульской семьи есть родственники в Америке или хотя бы в Канаде).

Слукавит тот, кто скажет, что все тут остается таким уж девственно подлинным. Скажем, платки, которыми мы восторгались на рынке, — уже и не гуцульские вовсе, а привозные японские. А что? Цвета те же, эффект тот же — и дешевле выходит… Национальные костюмы лежат в сундуках и редко оттуда вынимаются, разве что для чистки, однако и в теплую погоду многие женщины по «генетической» памяти носят двойные юбки и тройные кофты — как только не жарко им? Лет двадцать назад можно было часто видеть, как с дальних склонов спускаются пастухи в вельветовых джинсах, полученных от заокеанских дядюшек и кузенов. И очень даже «натурально» получалось: вельвет издали похож на традиционный украинский бархат.

Такие смычки прошлого и современности рождают яркие и веселые контрасты. Гуцулам и самим смешно: вот по одну сторону деревенской улицы припаркованы машины, а по другую — лошади, причем одинаковыми национальными коврами-лижниками украшены и кузова, и телеги. Во многих домах для готовки и обогрева по старинке пользуются печками (газификация Раховского района происходит как раз сейчас), а на них поставлены для экономии места видеомагнитофоны Samsung. И зимой можно наблюдать, как дымок из печной трубы нежно обвивает спутниковую антенну.

Что есть что в гуцульском мире?
Полонины — плато в Карпатах, где пасут овец, — климатически почти то же самое, что альпийские луга
Лижники — ворсистые коврики из овечьей шерсти, украшенные геометрическим узором. Предназначены для устилания, укрывания и просто украшения
Писанки — традиционные расписные яйца. Считаются прекрасным подарком (среди своих) и товаром (для туристов)
Трембита — музыкальный инструмент. Представляет собой деревянную трубу (длиной до 3 м) без вентилей и клапанов
Аркан — гуцульский народный мужской танец (по преданию, танец богатырей, спустившихся с гор), требует от танцовщиков большой выносливости и желательно сноровки (исполняется с маленькими топориками-бартками)

Обереги на рубашках

Обереги на рубашках

Очень привлекательно выглядит со стороны гуцульская бытовая культура. А что в наше время привлекательно, то рентабельно и должно быть пущено на сувениры, распродано. Пытаются сделать это и с украинскими Карпатами. Много лет подряд я бывал в Коломые (культурно-исторической «столице» Гуцульщины), а пару лет назад приехал — и расстроился. По случаю этнического фестиваля ее спешно реставрировали, и, выведя на всеобщее обозрение внешний лоск, погубили все очарование. Правда, на рынке народных промыслов в Косове или в коломыйском Музее Писанки можно по-прежнему найти что-нибудь стоящее и штучное — ковер ли с декоративным орнаментом, рубашку или что-нибудь расписное из утвари. Кстати, сюжеты рисунков только с виду бесхитростны, а на самом деле полны древнего языческого смысла. Например, если увидите треугольник — имейте в виду, что он — символ бессмертия, мужской и женской силы. Молния обозначает небесный огонь и божественную помощь роженицам. Солнце, кроме всего прочего, оберегает от злых духов. А изображенные на писанках стрелы помогали «отвертать» от сел татар. Талисманы и вообще рисунки со скрытым магическим смыслом до сих пор распространены в этом суеверном крае. Мне не раз приходилось слышать, как болезнь объясняли сглазом, а семейную неурядицу — чужой завистью. На месте древних легенд, рано или поздно отмирающих, возникают новые. Например, еврейско-польское кладбище в той же Коломые все население обходит стороной. Говорят, естественно, что души убиенных восстают из склепов и призывают нацистов с большевиками к ответу. Кстати, кадры кладбища у меня не получились — единственные за всю поездку. Пленка, Бог весть почему, оказалась засвеченной. Наверное, «тени забытых предков» не любят сниматься.

Что за народ такой ГУЦУЛЫ, кто был их предками, чем отличаются от украинцев, почему их считают диким народом

  1. Немного не соглашусь в автором в вопросах материальных-костюми прочие принадлежности гуцулов-топорики, трембиты, трубки, пояса из кожи-почти копируют такие же черты у других народов карпат-горалей Словакии, гуралей Польшы, а также тех-же румын, венгров, словаков, молдаван… и в духовной культере много общего, так что гуцулы на мой взгляд-типичные представители карпатского региона, ну и конечно лемки и бойки-вот есть ли отдельный народ русины или это общее название для всех славяно-горцев сказать затрудняюсь!
  2. Западные Украинцы
  3. ФАКТ ОСТАЕТСЯ ФАКТОМ МЫ ДРЕВНИЙ НАРОД .
  4. Ой не тот то, брат, гуцул, что погуцулився
    Но тот, то, брат, гуцул, что в горах вродився.

    Гуцульская Коломийка

    Из 46 миллионов жителей Украины гуцулы составляют не более двух миллионов и живут исключительно в Ивано-Франковской, Черновицкой и Закарпатской областях.
    Версий происхождения гуцулов существуют десятки и, скорее всего ни одна из них не является правильной: это свойственно всем гипотезам, авторы которых пытаются выяснить этногенез горцев. Вот некоторые из них.
    Название карпатских горцев гуцулы происходит от осетинского (сарматского) гыццыл малый, младший, и зафиксировано письменными источниками как «гыццыл чизг/языг» название части языгов — сарматского племени Прикарпатья и Галиции первых веков н. э., которые остались вместе с готами-грейтунгами («малыми готами», Geti Minores, по Иордану) и гепидами в Галиции и не приняли участие в походе сармат-алан в Европу.
    Некоторые доказывает происхождение названия гуцулы от слова кочевать путем искусственного превращения: кочевать-кочулы -гоцулы-гуцулы. Есть также версия, по которой гуцул произошло от личного имени Гуц или глагола гуцаты.
    Наиболее распространенная версия созвучность слова гуцул через опришкивський движение с румынским разбойник. Поэтому из и считают диким (вольным) народом.

    Хотя сейчас гуцулы считаются славянами, говорят на славянском языке (предки гуцулов переняли у славян язык, стали вступать с ними в смешанные браки и вследствие этого гуцулы сегодня уже несколько не те, что были тысячу лет назад), тем не менее, даже после исторических метаморфоз гуцулы никак не слились с местным славянским населением. Типичная внешность гуцула — это смуглый худощавый человек, обязательно кареглазый, с иссиня черными волосами и мелкими чертами лица. Похожи ли эти люди на словян, в частности, украинцев, конечно же нет? Тот, кто видел значительное количество гуцулов, может с уверенностью утверждать, что общеславянские черты в них почти полностью отсутствуют, это совершенно иной расовый тип.
    Кроме типажа можно обнаружить элементы материальной культуры, резко отличающие гуцулов от славян. Например, традиционный гуцульский топорик — национальное оружие этого народа (гуцулы носят его за поясом). Славяне, как известно топорики за поясом не носили.

    Куртка и шапка — так же весьма интересный элемент национальной одежды гуцула. Гуцулы зимой и летом ходят в коротких безрукавках (типа жилеток) из овчины. Причм покрой, манера носить, комплект одежды не имеет ничего общего со славянской традицией. Ничего подобного вы не встретите ни у малороссов ни у чехов ни у поляков, ни у кого из славян.
    Весьма любопытен и музыкальный инструмент гуцулов — так называема трембита, которой нет у словян. Этот традиционный для жителей украинских Карпат инструмент до сих пор используется не только в музыкальных коллективах, но и в быту. Вспоминается фильм Сергея Параджанова Тени забытых предков: люди, обряды, вера гуцулов, их традиции.

    Нельзя оставить без внимания и весьма своеобразные национальные танцы гуцулов мужчин под звуки своей дуды: на манер представителей некоторых народов Кавказа плясуны собираются в тесный круг, обнимаются и начинают таким живым кольцом
    танцевать свой народный танец аркан — по преданию, танец богатырей, спустившихся с гор.

    http://fandag.ru/forum/9-350-1
    ссылка появится после проверки модератором
    http://www.outdoorukraine.com/content/view/131/203/lang,ru/

  5. Это как бы русские, что всю жизнь в тайге живут, как бы вы их назвали?
  6. Гуцу#769;лы (укр. гуцули) горцы Карпат, этническая группа украинцев 2.

    Проживают в Ивано-Франковской, Черновицкой, Закарпатской области Украины (Верховинский, Яремчанский, южная части Косивского и Надвирнянского районов Ивано-Франковской области, Путильский и южная часть Вижницкого района Черновицкой области и Раховский район Закарпатской области) . Территория Гуцульщины на Украине 6,5 тыс. км#178;. Живут также в Польше, в приграничных районах с Украиной. В приграничных районах Румынии марамарошские гуцулы. Наряду с бойками и лемками считаются автохтонным населением Карпат.

    По данным первой Всеукраинской переписи населения 2001 года, 21400 жителей Украины определили свою принадлежность к этнографической группе гуцулов 1.

    До 1945 гуцулы были разобщены: до 1-й мировой войны они находились под властью Австро-Венгрии (с 1867), а после под властью Польши, Румынии и Чехословакии.
    Содержание
    убрать

    Основными занятиями гуцулов издавна были: горно-пастбищное скотоводство, лесные промыслы, сплав леса по горным рекам. Земледелие (главным образом садоводство и огородничество) имело второстепенное значение. Были развиты художественные промыслы (резьба и выжигание по дереву, производство кожаных и медных изделий, гончарство, ткачество) . Народный музыкальный инструмент гуцулов тилинка (теленка) , открытая флейта без игровых отверстий, из орешника или ивы. А также трембита народный духовой музыкальный инструмент, род деревянной трубы длиной до четырх метров, обернутой березовой корой без вентилей и клапанов.

    Сохраняются традиции шаманизма 34.
    править Язык
    Странствующий гуцул. Галиция. Литография 1872 года

    Язык на территории современной Украины гуцульский диалект украинского языка, в Польше — украинский и польский, в Румынии украинский и румынский.

    Характерны близкие со словацким падежные окончания (напр. жнков = жнкою) , древнерусский вынос возвратной частицы ся перед глаголом (Я так ся вчора напив = Я так вчора напився) , а также особенности произношения вэно=вино, йек=як и др. Крайне сильны клановые взаимоотношения, принцип старшинства в роду, землячество. Религия Украинская грекокатолическая Церковь и Украинская православная церковь.

  7. это субэтнос


Похожие посты

Актиния. Практический опыт содержания актиний в аквариуме

Glavnii

Метрополия — Википедия (с комментариями)

Glavnii

Сантьяго: "Младший Брат Парижа" (Чили) • Hasta Pronto

Glavnii
Adblock
detector