Культура

Ближе к зрителю

Три года назад в приволжской столице возникла новая экспериментальная площадка — Центр театрального мастерства (ЦТМ). Проект сразу заставил говорить о себе, и со временем интерес не утих.
Евгений Пыхтин (на первом плане) представляет победителя второй встречи в рамках второго сезона проекта «Наиzнанку» Гию Чилингарашвили (слева). Фото: Роман Бородин

Директор и художественный руководитель ЦТМ Евгений Пыхтин — это актер, который мечтал и смог открыть свой театр. Он рассказал «РГ» о предопределенности пути, поисках «своего» театра, проектах, перспективах и о внутреннем маяке, огонь которого нужно постоянно поддерживать.


Вия Артмане — королева, которой не хватало в жизни творческого пространства


Правда ли, что профессия актера сама вас нашла?

Евгений Пыхтин: Я учился в экономическом институте по воле родителей. Тогда был модным такой пул профессий: юристы, экономисты, программисты. Творческое не воспринималось всерьез. С первого курса начал заниматься вокалом, общаться с музыкантами. И педагог спросила, не хочу ли я поступить в консерваторию. Я долго готовился, параллельно учился и работал. Все заработанные деньги тратил на уроки вокала. Тогда начал влюбляться в театр.

Консерватория стала отправной точкой в актерской карьере?

Евгений Пыхтин: По жизни меня ведут жажда и наглость. Когда я окончил консерваторию, мне сказали, что я многого добьюсь за счет этого. Тогда я воспринял такую характеристику негативно.

В середине учебы я ходил в театральное училище на занятия по сценическому бою. Так нельзя, но я договорился. Это не наглость, а такой «горящий глаз» — мне без разницы, кто меня будет останавливать, я буду идти вперед.

Как-то я пришел к тогдашнему режиссеру «Комедiи» Андрею Ярлыкову и заявил: «А возьмите меня в театр!» Он удивился моей интонации, но согласился. Тогда договоренность сорвалась из-за его увольнения.


Московская "Новая Опера" начала 29-й сезон с обновления коллектива

Потом я прошел кастинг в мюзикл «Леонардо», затем попал в труппу «Комедiи». Пошли роли: второстепенные, главные…


Но по-настоящему в профессии я оказался благодаря своему мастеру — Александру Борисовичу Сучкову (заслуженный артист России, актер театра драмы имени Горького, художественный руководитель и режиссер «Маленького театра». — Прим. ред.). Он сумел зажечь искру, помог найти внутреннее ощущение театра, мое место в нем. К концу учебы в консерватории я его замучил просьбами — давайте что-нибудь сделаем, найдем пьесу. В итоге он сказал: мы делаем «Машинисток». Этот спектакль до сих пор идет.

В какой момент и как возник ЦТМ?

Евгений Пыхтин: Я постоянно предлагал Сучкову открыть что-то вроде творческой лаборатории — он отказывался. Мы много разговаривали о смыслах, о профессии. А в «Комедiи» тогда шла сказка, в которой я играл Рака… Мне было плохо — я думал, неужели так будет всю жизнь? Началась творческая депрессия.

Я сказал Сучкову — давайте что-то делать, или я уезжаю в Питер, полнейшая стагнация. Он ответил: нет площадки, нет денег.

А я тогда параллельно руководил школой социальных танцев. Нам предложили помещение в здании «Нижполиграфа». Мы занимались на Звездинке, но что-то дернуло меня прийти посмотреть. Помещение было в ужасном состоянии: выбитые окна, гниль, плесень, заколоченные двери. Но я увидел эти невероятные потолки и подумал, что здесь мог бы быть небольшой театр.

Потом позвонил Сучкову. Он пришел и произнес одну фразу: «Женя, здесь может быть театр».



В дворянской усадьбе под Воронежем споют "Дон Жуана"

Все держалось на интуиции. Я подписал договор, и мы начали разбирать завалы. Сначала вдвоем, потом стали звать студентов. У меня были какие-то деньги, я думал, что этого хватит. За три недели они закончились, я взял несколько кредитов, они тоже закончились на полпути. Мы позвали тогдашнего министра культуры Сергея Горина, Льва Харламова и других театральных деятелей. Собрали пресс-конференцию, объявили, что строим театр, но исчерпали ресурсы. И нам собрали очень большую сумму, которой хватило, чтобы все доделать, — сдавали жители, меценаты, депутаты, предприятия. Так началась история ЦТМ.

Весь год зрители реагировали шоком, мы начали давать крутой контент, ЦТМ начал означать качество.

Крутой контент, но во многом экспериментальный? Означает ли это, что у ЦТМ свой зритель, что этот контент не для каждого?

Евгений Пыхтин: Это театр для людей, которые мыслят современно. Как выразилась одна зрительница, «наконец-то я нашла «несериальный» театр. В классическом театре, грубо говоря, ты ешь то, что тебе дают. А здесь важна коммуникация: мы со зрителями на равных, они являются частью процесса, а после спектакля обсуждают его. Кто-то восхищается, кто-то ругает. Взрослые женщины приходят на постановку «Во всем виноват Вайнштейн» и говорят, что его надо смотреть подросткам, хотя там пометка 18+.


«Кодекс курильщика» — жесткий спектакль. Бывает, с него уходят. Это не легкий жанр, не картинка в «Инстаграме». Здесь нужно остановиться и подумать. Наши постановки становятся импульсом к размышлениям на многие темы.

При ЦТМ есть студия актерского мастерства. Кому она показана? Тем, кто хочет раскрыть себя, избавиться от комплексов? Тем, кто мечтает о профессии актера?


Солисты "Мариинки" споют в Астраханском кремле

Евгений Пыхтин: Студия дает возможность еще большей коммуникации. Да, многие приходят решать проблемы, но мы готовим не актеров, а вдумчивого зрителя. Люди начинают понимать театр по-другому, говорить на его языке. Есть закрытый проект для студийцев — «Контур». Это образовательно-досуговая площадка. В выходные мы собираемся всей студией, смотрим спектакли, обсуждаем, устраиваем лекции, походы в музеи. Тем самым мы создаем контекст.

Чем отличается традиционный театр от современного? Ко встрече с традиционным театром чаще всего готовиться не нужно. Ты пришел, посмотрел, все понял с первой минуты, не выходя из зоны комфорта, сидя в удобном кресле. К современному искусству — в том числе театру — надо готовиться, почитать об авторе, о жанре, о контексте.


Студия — это место, где можно не только посмотреть на театр, но и погрузиться в него.

Ключевой вопрос

Вы взяли высокую планку — громкие премьеры, фестиваль «Театральная Стрелка», проект импровизаций «Наиzнанку». Но зритель всегда ждет нового и большего. Чем будете удивлять в новом сезоне?

Евгений Пыхтин: Будет финал второго сезона «Наиzнанку», и параллельно мы готовим третий. Планируем организовать вторую «Театральную Стрелку»: попробуем уложиться в десять дней с очень активной и интересной программой. Будет несколько премьер. Проведем в третий раз режиссерскую лабораторию современной драматургии совместно со Школой-студией МХАТ и Центром имени Мейерхольда. Кроме того, мы хотим поехать на гастроли в Москву. И самое главное, с 24 августа стартует с международным размахом огромный годовой проект «Линии театра». Это школа-лаборатория для специалистов разных сценических дисциплин, состоящая из нескольких сессий, в финале которых результаты будут представлены на суд зрителей. Главным итогом станет постановка спектакля. В качестве кураторов и спикеров ждем именитых драматургов, режиссеров, художников, хореографов и композиторов.

Досье «РГ»

Евгений Пыхтин родился в 1987 году в Горьком. В 2013 году окончил отделение «Актер музыкального театра» в Нижегородской консерватории имени Глинки, курс Александра Сучкова. Актер театра «Комедiя». В 2010 году получил Гран-при Всероссийского студенческого конкурса «Болдинская осень». В 2016 году стал лауреатом премии Нижнего Новгорода.

источник: rg.ru


Похожие посты

Вслед за Дягилевым

Avtor

Гамлет был девушкой

Avtor

Путин и Конте посмотрели отрывки фильма Кончаловского «Грех»

Avtor
Adblock
detector