Культура

Члены жюри прокомментировали итоги конкурса Чайковского

Как обычно, не все решения жюри совпадают с мнением публики, которая внимательно следит за прослушиваниями конкурса Чайковского. Дискуссии вызвали и решения виолончельного жюри. Мы попросили прокомментировать членов жюри конкурсные итоги для "Российской газеты":

Прямая речьКаринэ Георгиан, член жюри (Россия/Армения/Великобритания):
Каринэ Георгиан. Фото: XVI Международный конкурс имени П.И. Чайковского

Насколько решение жюри совпало с ваши решением, были ли споры?

Каринэ Георгиан: Обсуждения у нас не было, дискуссий тоже, мы писали просто имена, и общее ощущение у нас довольно гармоническое между членами жюри, мы во многом совпадали. Победитель молод, ему всего 20 лет и у него огромный потенциал, замечательные качества, при этом у него уже много чего есть.



Чем завершился XVI Конкурс Чайковского у виолончелистов

Менялись ли сложившиеся представления и прогнозы в финале, были ли сюрпризы?

Каринэ Георгиан: Да, какие-то поменялись, ситуация при выходе в большой зал меняется — и по акустике, насколько ты рассчитал на большой зал эмоции, насколько учел оркестр, какую ты вещь выбрал, и есть ли время довести ее до того состояния, какое нужно. Так что очень часто случаются сюрпризы на третьем туре и позитивные и не позитивного рода. Но у нас не было никаких горьких разочарований.

Ян Фоглер, член жюри, Германия/США:
Ян Фоглер. Фото: XVI Международный конкурс имени П.И. Чайковского

Ян Фоглер: Думаю, это прекрасный результат — мы снова на этом празднике музыки, в финале конкурса! Игра на виолончели была впечатляющей, уровень участников — очень высок, и победили достойнейшие. Это для меня важнее всего. Свежее дыхание музыки наполняет этот конкурс. Некоторым конкурсам его недостает, но здесь, на конкурсе Чайковского, в этом городе, Санкт-Петербурге, где музыка витает в воздухе, где мы буквально дышим музыкой прямо в этом зале! Прекрасно, что есть люди, которые показывают нам такую свою игру в финале, соединяют динамику и хрупкость звука, я безумно счастлив. Результат оказался близок к тому, за который я голосовал, честный результат, горжусь, что могу сказать, что мы честное жюри, каждый из нас очень внимательно и серьезно к этому отнесся — ведь мы фактически ответственны за будущее этих молодых музыкантов.


, я очень рад! Конкурс был прекрасен, он показал, что молодое поколение музыкантов готово и дальше с блеском нести знамя классической музыки, в ближайшие несколько десятилетий о будущем игры на виолончели нам точно не стоит беспокоиться! Если в мире — мир, хорошей музыки там есть место!

Фавориткой многих слушателей и болельшиков (мы как на олимпиаде) была Анастасия Кобекина, которой досталось третье место. Было ли тяжело сделать окончательный выбор?

Ян Фоглер: Конечно — это всегда тяжело, ведь дорога к вершине никогда не бывает легкой. В нашем жюри собрались представители различных поколений, музыканты с очень разным опытом, в этот раз в жюри было много именно "играющих" виолончелистов. Поэтому думаю, что мы пришли к максимально честному решению. Конечно, не каждый член жюри именно так и голосовал — это было бы скучно, но результат, думаю, в сумме очень честный. Мы учитывали выступления во всех трех турах, общий уровень. Я думаю, у них у всех разные сильные стороны, и это замечательно. Все трое первых лауреатов меня очень впечатлили, и Анастасия в том числе…

Ван Цзянь, член жюри, Китай:
Ван Цзянь. Фото: XVI Международный конкурс имени П.И. Чайковского


Ван Цзянь: Как бы то ни было, я думаю, все участники в финале выступили фантастически. Конечно, по-разному. Думаю, что Златомир — феноменальный талант, то, что он может делать с виолончелью, просто поразительно. Когда он играл первый тур, многие из нас сказали, что это как будто бы был мастер-класс: деликатность, создание особенной атмосферы, каждая деталь… И эти детали были настолько совершенны! Знаете, думаю, иногда публика видит все несколько под другим углом, нежели мы, виолончелисты-профессионалы. Мы все можем сказать, что этот человек — великолепный виолончелист. Все как со скульптурами: некоторые скульптуры красивы и выразительны, другие вырублены ножом или топором, выполнены недостаточно мастерски, недостаточно, скажем, "отполированы", недостаточно утонченны. А Златомира можно сравнить с Микеланджело. Все — совершенно. Не он единственный играл красиво, красиво играли многие, но он, я бы сказал, был наиболее совершенен. Конечно, этого не достаточно: ведь без наличия непосредственного процесса "общения" в музыке совершенство — ничто. Но у него это есть, он может создать атмосферу, он сделал что-то такое, что вышло за пределы конкурсных рамок. У меня и, думаю, у других членов жюри создалось впечатление, что он смог чему-то нас научить. Он совершил нечто особенное и точно заслуживает первой премии, я безумно рад за него.


невероятно талантлив! Что больше всего восхитило меня в его игре — утонченность. Сегодня, в век интернета, мы вступили в эпоху "любительства", это хорошо и плохо одновременно. Хорошо потому, что многие люди имеют возможность погрузиться в музыку, узнать ее. С другой стороны, есть люди, которые посмотрели пару видео и теперь думают, что разбираются во всем на свете. Но искусство не так просто, как кажется. Оно сложно. Искусство должно поднимать нас вверх, а не развлекать, возвышать, а не успокаивать и доставлять удовольствие. Большая ошибка сегодняшнего общества — попытка сделать искусство развлекательным, адаптировать его для широкой публики. Мне это не нравится. Я думаю, что когда люди видят нечто волнующее, эмоциональное — это им нравится, но они не видят того, что за этим стоит. Например, их увлекает человек, произносящий речь, активно жестикулирующий, находящийся в движении. Но ведь они не слышат того, о чем он говорит! В этом большая проблема. Людей не слишком привлечет безэмоциональный оратор, который не машет руками, не корчит гримасы, не кричит, а просто стоит и пытается донести свою мысль. Людям это не нравится, потому что они не видят эмоции. Для нас, конечно, эмоции важны тоже, но в той же мере важно и то, что человек "говорит". Его мысль убеждает нас и переносит в другой мир, в другое измерение ощущений. Вот чего мы ищем. Я пытаюсь сказать, что широкая публика обращает внимание только на движения и выражение лица, но не слышат, о чем идет речь. В этом проблема.

источник: rg.ru


Похожие посты

Кто убил Моцарта? Музыкальное расследование

Avtor

Не задушишь, не убьешь: герои «Папа, сдохни» бьются насмерть

Avtor

Леди Гага вступит в состязание с Барброй Стрейзанд

Avtor
Adblock
detector