Культура

Кимин Ким выступил на фестивале «Мариинский» во Владивостоке

Ярким событием международного музыкального фестиваля, который проходит в эти дни в столице Приморья, стал гала-концерт премьера балетной труппы Мариинского театра Кимин Кима и творческая встреча со зрителями. Одного из самых востребованных в мире танцовщиков за виртуозность и яркую сценическую внешность часто называют восточным принцем, а за высокие, затяжные, по-кошачьему грациозные прыжки — азиатской пантерой.
Фото: Геннадий Шишкин, пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра

Зрители увидели остроумную модерновую постановку Push Comes to Shove американского хореографа Твайлы Тарп, балет Ролана Пети «Юноша и смерть» (партию Смерти исполнила прима Мариинки Екатерина Кондаурова) и сцену теней из третьего акта «Баядерки», где Ким, воплощая утонченную хореографию Петипа, с блеском и романтическим драйвом исполнил партию Солора.

Аншлаг был и на дальневосточной премьере балета «Сильвия» в хореографии Фредерика Аштона, где он станцевал главную мужскую партию. А накануне, в перерывах между репетициями, самый юный в истории Мариинки премьер пообщался со зрителями, покорив их эмоциональностью, чувством юмора и отсутствием признаков звездной болезни.



Балет "Медный всадник" открыл фестиваль "Мариинский" во Владивостоке

То, что он стал танцовщиком — в большей степени заслуга мамы. Музыкант по профессии, она часто включала дома классическую музыку. И сыновья — Кимин и его старший брат Киван — с детства ее слушали. Но в детстве Кимин больше увлекался тхэквондо, футболом, плаванием и другими мальчишескими занятиями. К слову, родители поощряли все занятия братьев, чтобы те могли выбрать дело по душе. В результате оба сына пришли… в балет. Киван — премьер Корейского национального балета, а Кимин — звезда Мариинки.

— Когда мне было восемь или девять лет, мама повела нас на балет «Спящая красавица». Я помню, что расплакался на спектакле и не мог объяснить причину. Просто это было так красиво! И не конкретно в тот момент, но во мне родилась мысль, что я хотел бы научиться передавать другим такие сильные эмоции, — рассказал он.

Позже мама отвела сыновей на занятия балетом, но сначала решила приучить сыновей к трико, в котором им придется заниматься, чтобы они не стеснялись потом его носить.


— Это была целая хитрость: мама дала нам черное трико, красивые фирменные футболки и отправила в школу. Мы так ходили, привыкли, и потом на занятиях балетом нам уже было легко. А еще у меня сразу получились вращения, меня хвалили, и я подумал: «Ой, да я крутой!», мне это понравилось, и я с стал дальше заниматься, — смеясь, вспомнил танцовщик.


Фото: Геннадий Шишкин, пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра

С десяти лет он серьезно занялся балетом, сначала в студии маленького городка, потом в Сеуле, куда переехала семья. Ему очень повезло с преподавателями: Владимир Ким и Маргарита Кулик танцевали в свое время в Мариинке, а позже стали педагогами-репетиторами, и десять лет работали в Корейском национальном университете искусства. В их классе и набирался мастерства Кимин. Они уделяли талантливому ученику много времени, столько вложили в его творческий рост, что теперь он называет их не иначе как папа и мама (и кровные родители на это не обижаются).

В 2011 году, во время гастролей Мариинского театра в Сеуле, они предложили руководителю балетной труппы Юрию Фатееву «посмотреть талантливого мальчика».

— Артист из другой страны в нашей труппе — это, скорее, исключение из правил. В Санкт-Петербурге своя школа еще со времен императорского театра.


йчас основные кадры для пополнения труппы готовит Академия русского балета имени Вагановой. Мы посмотрели видео с выступлениями Кимина, а он к тому времени победил на нескольких престижных балетных конкурсах, и предложили ему приехать на просмотр. Он показал несколько вариаций из балета «Дон Кихот», поразив нас блестящей техникой и артистизмом, и мы зачислили его в стажеры, так как диплома у него еще не было. На тот момент ему было всего 19 лет. Через год он стал солистом, а еще через два — премьером, — рассказал Юрий Валерьевич.

Владимир Ким, приехав с учеником на просмотр, поселил его в своей квартире рядом с Мариинкой, показал дорогу до театра и ближайших магазинов, вручил ключи и вернулся в Сеул. А Кимин остался в чужом пока городе, без языка, без родных и друзей. Но он достаточно быстро заговорил. Учил русский язык с помощью Интернета, так как график репетиций и выступлений был такой, что он не мог регулярно встречаться с преподавателем.

— В Россию ехать боялся, так как слышал разные страшилки, плюс другая культура, обычаи, этикет… По-русски мог сказать три слова: здравствуйте, до свидания и да. Но я много танцевал, а утром и ночью старался хотя бы по часу заниматься языком, и постепенно научился понимать, хотя у вас очень трудная грамматика. Я все время путаю «мне» и «меня». Русский язык мне был нужен не только для простого общения. Я хотел лучше понимать замечания репетиторов при работе над образом.


Корее люди тоже эмоциональные, но держат эмоции внутри, а в России открыто их выражают, и объясняют словами, мне хотелось это понимать. Конечно, первые полгода было тяжело, но в театре ко мне отнеслись по-доброму, стало интересно общаться. Корея — моя первая родина, я скучаю по маме и папе, по брату, но люблю и Россию… На гастролях скучаю по сцене Мариинского театра, по русской кухне — салатам, плову и борщу, — говорит Кимин Ким.


Фото: Геннадий Шишкин, пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра

Все, кто с ним работал, отмечают его необычайное трудолюбие и упорство. Одна из премьер этого года — Push Comes To Shove в постановке американки Твайлы Тарп, которая впервые поставила в 1976 году для самого Михаила Барышникова.

— Твайла Тарп редко кому дает танцевать свои постановки, сейчас ей 73 года, и она впервые приехала в Россию. Я видел ее работу с Кимином в зале — это суровое испытание. Сначала, включив музыку диско, она заставила его полчаса импровизировать под нее, а потом много раз, практически без перерыва, выполнять вариацию, — рассказал Юрий Фатеев.

— О да, это было здорово! Моя самая любимая ее фраза «Давай ты голову повернешь так, одну ногу согнешь, а другую поднимешь и повернешь вот так (показывает)… Я ей отвечаю, что это невозможно, нарушится баланс, и я упаду, а она в ответ: «Тогда так и сделаем!» И я благодарен судьбе за шанс поработать с нею. Сначала я не мог пройти правильно вариацию, в ней невозможно дышать и все время надо двигаться. А когда прошел ее шесть раз подряд, наконец, все получилось… Она очень любит делать невозможное, и мне это понравилось. Я открыл в себе новые возможности, — отметил Кимин Ким.


Сегодня в его послужном списке более тридцати партий: он исполняет не только почти всю классику, но и современные балеты Форсайта, МакГрегора и Ратманского. Сенсационными были его гостевые выступления в роли Солора в «Баядерке» в Американском балетном театре, в Парижской и Венской опере.

На вопрос корреспондента «РГ», выступал ли он на одной сцене с Киваном, Кимин ответил, что, к сожалению, их гастрольные графики не совпадают.

— Я очень горжусь своим братом. Он исполняет главные партии в «Спартаке», «Щелкунчике», «Лебедином озере», «Баядерке» и многих других балетах. Всегда мечтал танцевать с ним, если не в одном спектакле, то хотя бы на одной сцене. В этом году мы старались, но опять не получилось… Он танцевал, а я не мог приехать в это время в Сеул. Может быть получится в следующем году. Но мои гастроли во Владивостоке завершаются, у меня будет отпуск, и я лечу в Сеул к родителям. Мы давно не виделись, — замечает Ким.

источник: rg.ru


Похожие посты

Орнелла Мути снова едет в Россию

Avtor

Как дома строили людей

Avtor

Warner Bros. предложила Тому Хэнксу сняться в фильме про Элвиса Пресли

Avtor
Adblock
detector