• Главная
  • Культура
  • Кто автор картины «Девочка с персиками»? — Полезная информация для всех
Культура

Кто автор картины «Девочка с персиками»? — Полезная информация для всех

Её не стало очень рано — в тридцать два года, а все, кто хоть чуть-чуть знаком с русской живописью, навсегда запомнили её двенадцатилетней. Такой, какой её написал Валентин Серов в «Девочке с персиками». Но, кроме Серова, Веру Мамонтову писали Виктор Васнецов, Николай Кузнецов, Михаил Врубель.

Она была любимой и долгожданной дочкой железнодорожного магната, известнейшего промышленника и предпринимателя Саввы Ивановича Мамонтова и его жены Елизаветы Григорьевны. До Веры у них уже родилось трое сыновей и, по семейной легенде, после третьих родов, когда стало ясно, что опять будет мальчик, Елизавета Григорьевна пообещала мужу: «Но следующей непременно родится девочка!» Так и случилось. После трёх мальчиков в семействе Мамонтовых появились еще две дочери — Вера и Александра.

И Верой её назвали неслучайно.

Имена своим детям Мамонтовы подбирали с умыслом: первые их буквы должны были последовательно составить имя САВВА: Сергей — Андрей — Всеволод — Вера — Александра.


Елизавета Мамонтова была по-настоящему, без лицемерия и ханжества, религиозна. Валентин Серов писал своей невесте Ольге Трубниковой: «Здесь, у Мамонтовых много молятся и постятся, т. е. Елизавета Григорьевна и дети с нею. Не понимаю я этого, я не осуждаю, не имею права осуждать религиозность и Елизавету Гр<игорьевну> потому, что слишком уважаю её — я только не понимаю всех этих обрядов. Я таким всегда дураком стою в церкви (в русской в особенности, не переношу дьячков и т. д.), совестно становится. Не умею молиться, да и невозможно, когда о Боге нет абсолютно никакого представления».

Но для Елизаветы Григорьевны то, что вызывало неприятие её любимца Антоши Серова, было исполнено глубокого смысла. Имя «Вера» для неё связывалось с важнейшей христианской добродетелью: вера была неотъемлемой составляющей её духовной жизни.

Савва Мамонтов с дочерьми Верой (на фото справа) и Александрой.

Елизавета Григорьевна Мамонтова с дочерью Верой.


Вера Мамонтова. Абрамцево. 1890-е.

В доме Мамонтовых на Садово-Спасской, известном всей просвещённой Москве, и особенно в их подмосковной усадьбе Абрамцево царила атмосфера творчества, радости, взаимной симпатии и любви.


да съезжались художники, скульпторы, литераторы, музыканты. Домашние спектакли, прятки и салки, игра в городки — обычные и особые, «литературные», казаки-разбойники, в которых наравне с детьми участвует художник Репин, и свой собственный детский лодочный «флот» на речке Воря, руководимый художником Поленовым, конные прогулки, увлекательные творческие занятия — резьба по дереву, акварель, керамика… Так что легко объяснимы сетования Серова о позировании ему Веруши. «Измучил её, бедную, до смерти» — девочке не терпелось бежать заниматься чем-то поинтереснее. И всё же почти полтора месяца Вера послушно сидела за столом абрамцевской гостиной. Такой была цена шедевра.

Лет за десять до этого знакового для русского искусства момента Абрамцево посетил постаревший Иван Тургенев. В имении он бывал еще задолго до того, как его купили Мамонтовы. Тургенев, как и Гоголь, был желанным гостем у прежнего владельца, писателя Сергея Тимофеевича Аксакова. Теперь автор «Записок охотника» осматривал обновлённую усилиями Мамонтовых усадьбу и с ностальгией вспоминал, как здесь раньше охотились, ходили за грибами, удили рыбу. Тургенев смешно рассказывал, что Аксаков педантично фиксировал в дневнике: в 1817-м на охоте сделано 1858 выстрелов, убито 863 единицы дичи, а в 1819-м — столько-то… Раз на рыбалке Тургенев неимоверно огорчил Аксакова, гордившегося своей книгой «Записки об ужении рыбы», тем, что пока рыбак-теоретик и хозяин усадьбы выловил только ёршика и плотву, Тургеневу посчастливилось извлечь щуку в полтора аршина. За этими весёлыми разговорами и состоялось знакомство живого классика с младшей Мамонтовой.


В беллетристическом изложении Владислава Бахревского оно выглядит так:

«Пришли в красную гостиную, сели.
Раскрасневшаяся, сдувая лезущую в лицо прядь волос, вбежала краснощекая, сияющая глазками Веруша.
— Ах, какой ангел! — воскликнул Иван Сергеевич и протянул руки, приглашая девочку к себе.
Бесстрашная Веруша, не колеблясь, бросилась в объятия великана с белой головой, устроилась на коленях.
— Ей три с половиной? — спросил Тургенев.
— В октябре будет три.
— Значит, я не совсем еще стар. Если человек не разучился понимать, сколько лет детям, он годен для жизни.
— Веруша очень резвая. Она выглядит старше своих лет, — согласилась Елизавета Григорьевна…»

Нет сомнений, что обаятельная Вера Мамонтова с самого рождения была всеобщей любимицей. Об этом же говорят и воспоминания, и письма многочисленных друзей семьи. Однажды Савва Иванович отправил семейное фото близкому другу, скульптору Марку Антокольскому. Ответное письмо Антокольского — восторженно:

«Фотография ваша до того прелестна, что радуешься и смеёшься с вами вместе. Дай же Бог вам всегда радоваться и смеяться. Абрамцевская богиня прелесть, прелесть! Расцелуйте её, пожалуйста, от меня. Одним словом, про всё я повторяю: „прелесть, прелесть!“ И это совершеннейшая правда».
«Абрамцевской богиней» и «прелестью», как нетрудно догадаться, Марк Матвеевич называет Веру.


Вера Мамонтова в кресле позирует художнику Николаю Кузнецову. Фото. 1880-е.

Вера Мамонтова, одетая в костюм библейского Иосифа для участия в домашнем спектакле. 1880-е.

Пасхальный стол в семье Мамонтовых. 1888 год. За столом — Вера со старшими братьями.

Живая картина «Русская пляска». Вера с двоюродным братом Иваном Мамонтовым. 1895-й год.

Вера и Всеволод Мамонтовы на лошадях в Абрамцеве.

В мемуарах об абрамцевском кружке часто можно встретить слова «Яшкина избушка» или «Яшкин дом». То Илью Репина с семьёй в эту «избушку на курьих ножках» хозяева Абрамцева на лето поселят, то братьев Васнецовых. Старший, Виктор, признавался, что нигде ему еще не работалось так спокойно и хорошо, как тут, а младший, Аполлинарий, даже вписал «Яшкину избушку» в свой пейзаж.

Что же это за название? Узнать помогает Абрамцевская летопись — журнал, где записывали всё самое важное: над чем работали, во что играли, чем были заняты и кто приезжал в гости. В начале мая 1877 года рукой Саввы Мамонтова сделана запись: «Построена отдельная дача под названием „Яшкин дом“. Название это дано потому, потому что маленькая Верушка называла этот домик своим, а так как её прозвище было „Яшка“, то и домик назвали Яшкин».


Биограф Мамонтова Бахревский поясняет происхождение прозвища: «Маленькая Веруша с детства много якала». Что ж, возможно, и так — для всеобщей любимицы в том не было бы ничего из ряда вон выходящего. Но у Мамонтовых, как и во многих семьях, это было обычное дело, всем детям давались ласковые прозвища: Андрея звали Дрюшей, Всеволода — Вокой, Веру — Яшкой, младшую Александру — Шуренкой-Муренкой. Похоже, для Мамонтовых это и был тот самый «повседневный обмен скрытыми от других семейными шутками, которые составляют тайный шифр счастливых семей», как много позже замечательно сформулирует Владимир Набоков в «Других берегах».

Яшкин дом
Аполлинарий Михайлович Васнецов

Когда писалась «Девочка с персиками», Веруше было 12, Серову — 22. Десятилетним мальчиком Серов впервые пришел в Абрамцево, Вера в то время только-только появилась на свет. Он был сверстник её любимых братьев, с детства подолгу жил у Мамонтовых, участвовал во многих абрамцевских «творческих безобразиях». Он был в мамонтовской семье совершенно свой.


Всеволод, старший брат Веры, вспоминал о Валентине Серове: «Трогательно дружил он с моими сёстрами, которые были много моложе его, и при этом удивительно добродушно переносил всяческие их проказы… На почве этой дружбы и явилась на свет знаменитая серовская „Девочка с персиками“, один из перлов русской портретной живописи. Только благодаря своей дружбе удалось Серову уговорить мою сестру Веру позировать ему. Двенадцатилетнюю жизнерадостную, бойкую девочку в летний погожий день так тянет на волю, побегать, пошалить. А тут сиди в комнате за столом, да еще поменьше шевелись. Эта работа Серова потребовала много сеансов, пришлось сестре долго позировать для неё. Да Антон и сам признавал медленность своей работы, очень этим мучился и впоследствии говорил сестре, что он её неоплатный должник».

Всеволод и Вера Мамонтовы. Фотографии 1880-х годов.


Валентин Серов (крайний слева) в кабинете московского дома Мамонтовых. За фортепиано — художник Илья Остроухов. Стоят: племянники Саввы Мамонтова и его сын Сергей. Фото 1880-х гг.

С особенной нежностью к Вере относился художник старшего поколения Виктор Васнецов. Он увидел её совсем иначе, чем юный Серов. Увлечённый русской стариной Васнецов написал Веру Мамонтову в образе боярышни. И эта расшитая золотом душегрея, и «парчовая на маковке кичка» удивительно шли черноглазой, серьёзной, с густыми соболиными бровями и унаследованным от матери легендарным румянцем Вере, дочке потомственного купца Саввы Мамонтова.


еще Васнецов взял с Веры шуточное обещание, что она непременно выйдет замуж за русского. На свадьбу жениху Веры Александру Самарину (который пожеланиям Васнецова удовлетворял вполне, поскольку происходил из древних столбовых дворян) художник преподнёс другой портрет Веры — «Девушку с кленовой веткой». Она изображена на нём в том же простом и милом платье жемчужного цвета, в котором будет венчаться с Самариным. «Это был тип настоящей русской девушки по характеру, красоте лица, обаянию», — с восхищением и горечью скажет о Вере уже после её скоропостижной смерти Васнецов.

Мастерская в Абрамцеве. На стене — портрет Веры Мамонтовой работы Васнецова. Под стеклом — её наряд. Источник фото: anashina.com

Конечно, васнецовские портреты Веры не сравнятся по известности с «Девочкой с персиками» Серова. Но есть и у Васнецова вполне хрестоматийная картина, навеянная образом Веры Мамонтовой — «Алёнушка». Непосредственной моделью для неё послужила другая девушка, бедная сирота из соседней с Абрамцевым деревушки, однако источником вдохновения стала именно Вера.


снецов писал:
«Критики и, наконец, я сам, поскольку имеется у меня этюд с одной девушки-сиротинушки из Ахтырки, установили, что моя „Алёнушка“ натурно-жанровая вещь!
Не знаю!
Может быть.
Но не скрою, что я очень вглядывался в черты лица, особенно в сияние глаз Веруши Мамонтовой, когда писал „Алёнушку“. Вот чудесные русские глаза, которые глядели на меня и весь Божий мир и в Абрамцеве, и в Ахтырке, и в вятских селениях, и на московских улицах и базарах и навсегда живут в моей душе и греют её!»

Семейная жизнь Веры была счастливой, хотя, увы, недолгой.
Да и сам брачный союз между Верой Саввишной Мамонтовой и Александром Дмитриевичем Самариным стал возможен далеко не сразу.

В середине 1890-х годов Вера Мамонтова занималась общественной работой в школах и приютах, следуя в этом за своей матерью Елизаветой Григорьевной, много сделавшей, чтобы в соседних с Абрамцевым селах Ахтырка и Хотьково появились школы, действовал лазарет и ремесленные мастерские, помогающие трудоустраивать крестьянских детей после окончания школы. Выросшая среди людей искусства Вера посещала в Москве лекции по истории, литературе. Там она познакомилась с Софьей Самариной, племянницей славянофила Юрия Самарина и представительницей дворянского рода, находящегося в родстве с Волконскими, Трубецкими, Голицыными, Ермоловыми, Оболенскими, поэтом Жуковским.

Софья и Вера близко сошлись, и Мамонтова стала бывать у подруги в доме.


м и случилась встреча с Александром, братом Софьи. Обаятельная Вера пленила старшего её на семь лет Александра Дмитриевича сразу и навсегда. Он просил у своих родителей благословения на брак с Верой Саввишной, но каждый раз получал категорический отказ. Обладатели древней дворянской фамилии и обширных земельных наделов не желали даже слышать о том, чтобы породниться с купцами Мамонтовыми. Это для русских художников Веруша была Вдохновением и «прелестью» — а для старших Самариных она оставалась дочкой сомнительного «миллионщика». «Жениться на купчихе — значит разбавить голубую древнюю кровь дворян чересчур густой, чересчур красной», образно объясняет возникшее отторжение Бахревский. А тут еще для Мамонтовых началась полоса серьёзных испытаний: ушел из семьи, увлекшись солисткой своей Частной оперы Татьяной Любатович, Савва Иванович, а в 1900-м году он был обвинен в растрате, арестован, потерял значительную часть состояния. Скандалы были публичными, детально освещались в прессе. Самарины отталкивали Веру Мамонтову, не хотели слышать о ней.

Так, в состоянии полной и болезненной неопределённости минуло несколько лет. Чувства Веры и Александра Дмитриевича не умерли и не ослабели. И в 1901-м году Самарин решается опять попытаться получить у семидесятилетнего отца позволение жениться на Вере. Отец отказал и на сей раз. По-видимому, разговор был настолько тяжёл, что после него старшего Самарина разбил удар, и вскоре его не стало. Прошло больше года после его кончины, когда мать Самарина Варвара Петровна, наконец, сдалась и благословила сына на брак.


26 января 1903 года Вера Мамонтова и Александр Самарин отправились под венец. Один за другим в их семье родились трое детей: Юра, Лиза и Серёжа. Но брак, построенный на глубоком взаимном уважении и любви, пережившей многолетние испытания, продлился меньше пяти лет. Его оборвала внезапная смерть Веры 27 декабря 1907 года. Молодая женщина сгорела за три дня от скоротечной пневмонии.

Александр Самарин пережил любимую ровно на четверть века и больше никогда не был женат. Он остался в русской истории как самостоятельная величина, не просто «муж девочки с персиками». С 1908 года Самарин был московским губернским предводителем дворянства, с 1915 — обер-прокурором Святейшего Синода и членом Государственного совета. После отставки с поста обер-прокурора был главноуполномоченным Российского Красного Креста, председателем Московского епархиального съезда. Александра Самарина не раз выдвигали на те позиции в иерархии Русской церкви, которые до него не могли занимать миряне — только духовные лица; случай редчайший. В 1919-м был арестован Советами и приговорён к расстрелу, но позже приговор был отменён. В 1925-м — вновь арест и ссылка на три года в Якутию. В 1931-м — снова арест. По воспоминаниям отбывавших ссылку вместе с мужем Веры Саввишны, и там он оставался верным своим монархическим и религиозным убеждениям, много работал — преподавал докторам немецкий язык, занимался книгой по якутской грамматике.

Заботы по воспитанию осиротевших детей Веры взяла на себя её младшая сестра Александра.

Александр Дмитриевич и Вера Саввишна Самарины.

Вера Саввишна Самарина с сыном Юрием. 1904 г.

Панихида по Вере Саввишне, отслуженная в абрамцевской Церкви Спаса Нерукотворного. 1908 год.

Савва Мамонтов (в центре) с внуками Серёжей, Лизой и Юрой (детьми Веры). 1910. Крайняя слева — Александра Мамонтова, младшая сестра Веры, посвятившая себя воспитанию маленьких племянников.

Александр Самарин с дочерью Елизаветой.

Лиза и Юра Самарины (дети Веры) и Наташа Поленова (дочка художника).

Дочь и муж Веры Самариной (Мамонтовой) в якутской ссылке. Конец 1920-х.

Должно быть, постфактум, уже после смерти «абрамцевской богини», кто-то вспомнил о плохой примете. Ведь задолго до своей физической смерти Вера уже «умирала» на рисунке Михаила Врубеля «Тамара в гробу», выполненном выразительной и зловещей чёрной акварелью.

Дети Саввы Мамонтова, с которыми Врубель приятельствовал, нередко служили ему моделями. Он дружил с рано умершим Андреем Мамонтовым, тоже художником и начинающим архитектором. У другого Вериного брата, Всеволода, художник заимствовал многие черты для Демона и лермонтовского Казбича, с самой Веры писал Тамару.

А Вера, поддразнивая, звала своего приятеля Врубеля «Монелли». На римском диалекте это означает «малыш, воробушек» (Wróbel по-польски — воробей). Некоторые находили такое перелицовывание фамилии весьма обидным. Но ведь известно, что Врубель, очень своенравный, не обладавший покладистым характером и безапелляционно резкий в суждениях, писал только тех, к кому испытывал симпатию.

Пожалуй, лучше всего отношения Врубеля к Вере и саму абрамцевскую атмосферу — атмосферу «теплоты сплачивающей тайны», счастливого творческого заговорщичества, без которого не возникло бы ни «Алёнушки», ни «Девочки с персиками», ни врубелевских шедевров — передаёт история, записанная сыном профессора Адриана Прахова Николаем. Однажды, гостя в Абрамцеве, Врубель опоздал к вечернему чаю. Он неожиданно появился в столовой «в тот момент, когда Верушка сказала что-то шепотом сидевшей с ней рядом моей сестре… Михаил Александрович воскликнул: «Говорите все шепотом! Говорите шепотом! — я только что задумал одну вещь. Она будет называться — «Тайна»». Мы все стали дурачиться, шептать что-нибудь соседу или соседке. Даже всегда тихая и спокойная «тетя Лиза» (мать Веры Елизавета Григорьевна) улыбнулась, глядя на нас, и сама спросила шепотом у Врубеля: «Хотите еще чашку чая?»
Через день Михаил Александрович принес к вечернему чаю женскую головку, обвитую священной египетской змеей Уреей.
— Вот моя «Тайна», — сказал Врубель.
— Нет, — возразили ему, — это «Египтянка»…


М.А.Врубель. Египтянка


М.А. Врубель «Тамара в гробу».

Оригинал статьи: https://artchive.ru/publications/2121~Malenkaja_Vera_7_dokumentalnykh_istorij_o_geroine_Devochki_s_persikami

Значение картины «Девочка с персиками»

Серов нередко сетовал на то, что во время написания портрета юной Веры он часами заставлял ее сидеть неподвижно, тем самым утратив некую струю свежести, которую он так настойчиво хотел вдохнуть в свою картину. Процесс написания полотна затянулся на несколько месяцев, в течение которых мастеру пришлось изрядно измучить дочь богатого мецената. Однако результат, как оказалось, превзошел все ожидания самого художника.

За столом, который изображен на картине, зачастую собиралась шумная компания, состоящая из членов семьи и многочисленных гостей. Находился он в столовой Мамонтовых в комнате анфиладного типа.

«Девочку с персиками» Серов написал, когда ему еще не исполнилось 22 года, а четверть века спустя, после смерти гениального художника, Грабарь издал монографический труд о нем, заявив, что и сам мастер до конца не осознавал огромной значимости своей работы не только для современников, но и для всех последующих поколений. По мнению Грабаря, данному этюду удалось стать одним из наиболее значимых произведений искусства, которое отметило целый пласт великой культуры России.

Уже спустя пару лет после трагической кончины художника сложно было найти настолько оригинальную модель, как девочка-подросток Вера Мамонтова, обладающая невыразимыми, чудесными и поистине русскими чертами лица. Одного взгляда на знаменитую картину Серова для людей, более менее разбирающихся в искусстве, будет вполне достаточно для того, чтобы определить наверняка, что действие, описанное на картине, происходит в имении богатого помещика. То, что творится за окном, скрыто от глаз наблюдателя, однако можно интуитивно догадаться, что за ним находятся аккуратные дорожки, посыпанные песком, красивые парковые аллеи и прочие элементы, присущие старинной русской усадьбе.

Персики были не куплены, а выращены в зимнем саду усадьбы, принадлежащей Мамонтовым. Фруктовые деревья были приобретены в поместьях Жилкино и Артемово, а ухаживал за ними тот же специалист, у которого они и купили персиковые деревья.

История, предшествующая возникновению картины

Данное полотно появилось в результате дружеских отношений Валентина Александровича и четы Мамонтовых. Антоша, как называли Серова люди из числа ближайшего окружения, имел склонность к кропотливой и неспешной манере работы, поэтому юной Вере подолгу приходилось неподвижно сидеть за столом. Сам мастер, зная об особенностях затяжного процесса создания собственных полотен, как мог извинялся перед моделью и прикладывал все усилия, чтобы побыстрее завершить свой выдающийся труд.

Идея написать портрет юной Веры Мамонтовой возник у Серова тогда, когда она забежала в дом, запыхавшись от веселых уличных игр и схватила персик. Валентин Александрович был настолько впечатлен ее жизнерадостностью, открытостью и позитивным внешним видом, что предложил 11 девочке стать его моделью.

«Девочка с персиками» является одной из первых серьезных работ художника, которая стала его «счастливым билетом» в дальнейшую успешную творческую карьеру, которая сложилась у Серова, впоследствии ставшего лучшим портретистом своего времени. Веруша (или Мамонтова Вера Саввишна) была любимицей всех обитателей дома, и в ней присутствовал «незримый папин огонек», который и постарался максимально отчетливо передать молодой Серов. Васнецов, являвшийся почетным членом абрамцевского кружка, считал, что Валентину Александровичу удалось отыскать тот самый тип обаятельной русской красавицы, который не получалось найти у множества других авторов.

Описание картины

На картине изображена юная девушка со смуглой кожей в светлой кофте, украшенной нарядным бантом. Художник старался как бы запечатлеть мгновение, поэтому при взгляде на полотно с трудом верится в то, что Веруша просиживала в подобной позе на протяжении многих дней. Кажется, будто она буквально на секунду присела за большой стол, машинальным жестом схватила лежащий на нем персик, а в следующий миг она подобно бабочке упорхнет резвиться в пышный сад, лежащий сразу за окном.

Многие предметы, изображенные на картине, обладают особым символизмом. К примеру, тарелка нарисована как дань тем пристрастиям, которыми был охвачен Савва Мамонтов, увлекавшийся прикладными и гончарными видами искусства. Кленовые листья, в свою очередь, изображены потому, что художник начал работу над полотном в разгар лета, а закончил только в сентябре. Помимо этого, кленовые осенние листья создают особый контраст в сравнении со спелыми персиками, напоминающий о быстротечности всего сущего и о том, что необходимо радоваться солнцу, как впрочем и всему вокруг происходящему.

Девочка является обладательницей нежной кожи с темными выразительными глазами и таких же темных волос. Сидя за столом с едва уловимой улыбкой на лице, она смотрит на наблюдающего простым открытым взглядом. В руках у нее находится персик, рядом с ней на поверхности стола также расположились листья клена, нож и персики. Комната, в которой происходит действие, наполнена солнечными лучами, ласково ложащимися на предметы старинной мебели, на руки Веруши и на стол.

Полотно просто поражает тем, насколько гармонично художнику удалось раскрыть образ, наполнив его превосходной степенью жизненности, реалистичности и свежестью колорита. В работе над данной картиной молодой Серов использовал некоторые приемы, позаимствованные им у импрессионистов, такие, к примеру, как свободная вибрация мазка.

Вид из окна, изображенного на картине, открывается на террасу, примыкающую к Красной гостиной. В этой комнате, которую частично видно на полотне, постоянно собирались различные друзья и приятели семьи мецената Мамонтова, устраивали любительские театральные постановки, читали в ролях Тургенева, Гоголя, Пушкина, занимались музицированием и устраивали оживленные дебаты.

С огромным профессионализмом мастеру удалось отобразить игру света и тени, однако наиболее существенным является то, что у него получилось посредством одного произведения поведать зрителю целую историю о чувствах и характере чистой и светлой девушки, дальнейшая судьба которой, впрочем, была весьма трагической. Однако на момент написания портрета никто не думал о грядущих событиях, и портрет так и остался в памяти современников настоящей одой юношеской непосредственности, обаянию, весне и всему тому, что не перестает радовать и восхищать людей в обычной жизни.

Судьба «Девочки с персиками»

В 1903 году Вера Мамонтова стала женой Александра Самарина, который был министром по церковным делам и по совместительству предводителем московских дворян. Обряд венчания состоялся на том месте, где сейчас находится выход из станции «Арбатская» столичного метрополитена. Во время революции 1917 года церковь была разрушена коммунистами, однако на сегодняшний день на том же самом постаменте возвышается небольшая часовня. Став матерью трех детей, она скончалась в возрасте 32 года от сильной пневмонии.

Александр Самарин после смерти Веры не стал жениться повторно и построил неподалеку от их поместья храм Троицы Живоначальной, который разграблен во время пролетарского переворота и использовался в качестве склада.

Позднее Александр вместе с дочерью Лизой был отправлен в ссылку и погиб на территории ГУЛАГа в 1932 году.

Факт

Эта работа стала самой известной за всю творческую деятельность Серова, а мастер считается одним из лучших портретистов своей эпохи. На сегодняшний день картину можно увидеть, посетив Государственную Третьяковскую галерею.

Иногда лучше не знать историю жизни прототипов персонажей известных произведений. Девочка с персиками в реальности прожила всего 32 года (умерла от пневмонии), ее муж больше не женился, остались трое детей. Будущее в глазах героини картины Валентина Серова не считывается. По ней даже не видно, что она дочь богатого промышленника

1 ДЕВОЧКА. Озорной характер Веры Мамонтовой читается и в ее лукавом взгляде, и в складке губ — того и гляди рассмеется. Растрепанные волосы, румянец во все лицо, пылающая мочка уха указывают на то, что она только что носилась по двору. А через минуту вскочит и побежит дальше. Тем не менее это был ее первый опыт продолжительного позирования. Искусствовед Элеонора Пастон говорит: «Считается, что ее внешние черты Врубель придал «Снегурочке», «Египтянке», Тамаре на иллюстрациях к «Демону». Веру Саввишну со временем прозвали «абрамцевской богиней». Ее портреты также писал Васнецов («Девушка с кленовой веткой», «Боярышня»).

2 БЛУЗКА. На Вере повседневная одежда, хоть и украшенная ярким бантом. Просторная блуза кажется несколько мешковатой и слишком детской для 11-летней девочки. То, что она не переодевается специально для позирования, подчеркивает спонтанность ситуации и простоту отношений. Розовая блузка становится самым ярким и праздничным акцентом картины, и создается впечатление, что свет исходит не только из окна, но и от героини.

3 КОМНАТА. Место действия — столовая Мамонтовых в усадьбе Абрамцево, одна из анфиладных комнат.

4 СТОЛ. За большим раздвижным столом всегда собиралось много народу — члены семьи и друзья. Элеонора Пастон рассказывает, что Серов часто работал здесь.

5 ПЕРСИКИ выращены в оранжерее Мамонтовых. Деревья для нее семья купила в имениях Артемово и Жилкино в 1871 году. Выращивал персики артемовский садовник, которого Мамонтовы пригласили к себе после того, как он продал им деревья.

6 КЛЕНОВЫЕ ЛИСТЬЯ. Серов заканчивал работу над портретом в сентябре. Желтеющая листва за окном и на столе — свидетельство долгого терпения девочки. Кроме того, осенние кленовые листья рядом с летними персиками будто напоминают: жизнь быстротечна, и надо радоваться, пока ты юн и светит солнце.

7 ГРЕНАДЕР. Игрушечный деревянный солдат в левом углу — изделие сергиево-посадских кустарей. По словам заместителя директора по науке музея-заповедника «Абрамцево» Елены Митрофановой, Мамонтовы купили игрушку в Троице-Сергиевой лавре в 1884 году. Фигурка была некрашеная, расписывал ее Серов. В Абрамцевском музее есть даже выполненный художником эскиз росписи. Гренадер до сих пор стоит на тумбочке в том же самом углу.

8 КРАСНАЯ ГОСТИНАЯ. Соседняя комната, часть которой видна слева, — так называемая Красная гостиная, где собирались писатели и художники, друзья Мамонтовых. Там они читали по ролям произведения Пушкина, Гоголя, Тургенева, музицировали, дискутировали.

9 СТУЛЬЯ. Добротные стулья из красного дерева достались Мамонтовым от Аксаковых вместе с традицией художественных посиделок. Те два, что стоят у окна, — со спинками в виде лиры — были очень модными в начале XIX века, а в конце его уже превратились в антиквариат. В Красной гостиной виден стул в стиле жакоб. Подобная мебель строгих прямых очертаний, с вставками из золоченой латуни, появилась в России еще при Екатерине II. В Абрамцеве сохранились и стулья-лиры, и жакоб, который по-прежнему стоит в Красной гостиной.

10 ОКНО столовой, как и терраса, примыкающая к Красной гостиной, выходит в Абрамцевский парк, на аллею, названную Гоголевской в честь писателя, любившего здесь гулять. Видно, что оконные рамы далеко не новые, краска на них кое-где облупилась. Это добавляет картине естественности и ощущения того уюта, которое можно испытывать только в «родных стенах».

11 ТАРЕЛКА. Савва Мамонтов увлекался прикладным искусством. В 1889 году он даже открыл при усадьбе гончарную мастерскую, в которой создавались изделия из керамики в технике майолика. В частности, этим занимался Врубель. Судьба тарелки, изображенной Серовым за два года до открытия мастерской, неизвестна, но она настолько гармонично вписана в интерьер, что позже на той же стенке появилась другая майоликовая тарелка, уже из мастерской Мамонтовых. Она и сейчас висит в столовой на этом месте.

Августовским днем 1887 года 11-летняя Вера Мамонтова, отвлекшись от уличных игр, вбежала в дом и присела за стол, схватив персик. Ее жизнерадостный вид так впечатлил Валентина Серова, что он предложил девочке позировать. Художник знал модель с младенчества. Он часто бывал и даже подолгу жил в имении Мамонтовых Абрамцево, которое те купили у дочери писателя Сергея Аксакова в 1870 году. Еще при Аксаковых усадьба была центром русской культурной жизни. При Мамонтовых традиции продолжились. Здесь гостили Тургенев, Репин, Врубель, Антокольский… Абрамцево было и «домом творчества», и местом, где в атмосфере домашнего уюта собирались друзья.

Впервые Серова привезла в Абрамцево мать-композитор в 1875 году. Он рос вместе со старшими детьми Мамонтовых, постоянно терпя их проказы. Младшая Вера тоже подшучивала над юным Серовым. Все изменилось в 1887 году, когда 22-летний художник вернулся из Италии, вдохновленный солнечными пейзажами и шедеврами Ренессанса. Тогда у Серова, по его воспоминаниям, был дурман в голове и желание «писать только отрадное». Еще недавно художник был невольным участником Вериных игр, а теперь та, которую до сих пор никто не мог заставить усидеть на месте, часами позировала ему каждый день почти два месяца. Со стороны девочки это была дань по-родственному близким отношениям. А картина явилась «своеобразной благодарностью Серова теплу и уюту дома Мамонтовых, ставших для художника второй семьей», — считает доктор искусствоведения, старший научный сотрудник Третьяковской галереи Элеонора Пастон.

«Бывают создания человеческого духа, перерастающие во много раз намерения их творцов… К таким… надо отнести и тот удивительный серовский портрет. Из этюда «девочки в розовом»… он вырос в одно из самых замечательных произведений русской живописи», — писал о картине художник Игорь Грабарь.

Валентин Серов подарил картину матери Веры, Елизавете Мамонтовой, и долгое время портрет находился в Абрамцеве, в той же комнате, где был написан. Теперь там висит копия, а оригинал выставлен в Третьяковской галерее.

ХУДОЖНИК
Валентин Александрович Серов

1865 — Родился в Петербурге.
1874 — Начал брать уроки живописи у Репина в Париже.
1880 — Поступил в Академию художеств.
1887 — Ездил в Вену и Италию. Написал «Девочку с персиками».
1894 — Стал членом Товарищества передвижников.
1900 — Вступил в объединение «Мир искусства».
1903 — Избран действительным членом Академии художеств.
1905 — Вышел из состава Академии в знак протеста против расстрела демонстрации 9 января, обвинив в его организации президента Академии (и одновременно командующего войсками Петербургского военного округа).
1908 — Избран действительным членом венского Сецессиона.
1911 — Умер в Москве от сердечного приступа.

Фото: РИА «НОВОСТИ» (Х2)

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 8, август 2014


Похожие посты

Кони привередливые

Avtor

Я шагаю под землей

Avtor

Основатель The Prodigy выступит на главной сцене Alfa Future People

Avtor
Adblock
detector