Культура

На фестивале «Точка доступа» в Петербурге допросили Гамлета

В Петербурге проходит фестиваль «Точка доступа». Обширная программа поделена на три раздела — основная, свободная и образовательная. В основной — всего четыре спектакля, зато каких: один в автобусе, другой про особенности петербургской устной речи, третий можно увидеть только через телескоп, а на четвертом воспроизводится самый настоящий судебный процесс по мотивам «Гамлета». В свободной программе участвует 29 постановок в экспериментальных жанрах — от психотерапевтического театра и спектаклей в темноте до перформанса по телефону и путешествия на машине в воображаемый Омск.
Предоставлено фестивалем «Точка доступа»

На «Точку доступа» приходят знакомиться с определенным направлением современного театра, активно развивающимся за пределами театров как таковых. Афишу составляют в первую очередь сайт-специфические спектакли, то есть проекты в необычных пространствах — в прошлые годы зрителей катали на кораблике, на лифте в торговом центре, водили в салон сотовой связи и даже женский туалет. Это самый основательный фестиваль подобного рода в России.



Деклан Доннеллан: Я считаю, что жизнь — это часть театра

«Прощай/Fare thee Well!» голландского художника Дриса Верхувена, который можно посмотреть до 30 июля на Ладожском вокзале — вещь, безусловно, знаковая, хоть это и не совсем спектакль. Это петербургская версия инсталляции, уже побывавшей едва ли не во всех мегаполисах мира от Берлина и Амстердама до Осло и Рио-де-Жанейро. Верхувен располагает четыре телескопа в помещении вокзала, из панорамного окна которого открывается безрадостный вид на серые спальные районы.

Зритель надевает наушники, выбирает себе телескоп и в течение 15 минут вглядывается через него в пару панельных домов и линии электропередач, растянутые тут и там. Изображение перевернуто, что, впрочем, почти неразличимо из-за тумана, и на тусклом фоне стен и окон выделяется только светящаяся бегущая строка. Строка сама по себе, если не смотреть на нее специально через телескоп, кажется естественным элементом городского ландшафта, чем-то вроде электронной таблички на автомойке. На самом деле она транслирует короткие тексты, подобранные автором для петербургской версии: «ПРОЩАЙ АПРАШКА», «ПРОЩАЙ ТЕЛЕГРАМ», «ПРОЩАЙ ДОЛЛАР ЗА 30».


Время от времени в серии ироничных лозунгов попадаются сентиментальные напоминания об уходящих навсегда знаках времени, вроде домино во дворе и выученных наизусть номерах телефонов. Поскольку действие происходит на вокзале, в месте беспрерывных расставаний, в формате бегущей строки оказались уместны и тематические цитаты из классики: «Была без радости любовь / Разлука будет без печали», «До свиданья, друг мой, до свиданья». Буквы пробегают под меланхоличную арию Генделя, которая превращает незатейливую шутку в объемную метафору прощания со всем старым навстречу всему неизвестному, и оставляет зрителя в подвешенном состоянии среди подвешенных в тумане домов.


В Петербурге поставили пьесу "Любовь и голуби"

Не менее значим, но в большей мере приближен к форме традиционного театра спектакль «Пожалуйста, дальше (Гамлет)» режиссера из Швейцарии Яна Дейвендака, также путешествующий по многим европейским площадкам. Хотя традиционен он только внешне. Действительно, есть привычный театральный зал — Новая сцена Александринского театра. Есть зрители, сидящие на пронумерованных креслах в зале, есть актеры. Только нет ни установленного текста, ни просчитанного сюжета. Это настоящий судебный процесс, с той лишь разницей, что подсудимого Гамлета, свидетельницу Гертруду и потерпевшую Офелию играют актеры — Семен Серзин, Роза Хайруллина и Алена Старостина соответственно.


тальные участники суда — практикующие петербургские адвокаты, судья, прокурор, секретарь и психиатр. Состав суда формируется заново раз от раза. За несколько дней до спектакля на руки участникам выдается составленное Яном Дейвендаком дело Гамлета, которое они самостоятельно разбирают как реальное преступление, профессионально готовясь к заседанию. Актеры таким же образом вникают в предлагаемые обстоятельства, читая показания своих героев на допросах.

Исходная точка такова: в ходе ссоры с матерью нервный Гамлет убивает ножом Полония, отца своей девушки Офелии. По мнению подавшей в суд Офелии — убийство намеренное. По версии Гамлета и его матери Гертруды — произошел несчастный случай. Из этой точки постановка может развиваться в любых направлениях. Репетиций не проводится, поэтому итоговое решение суда заранее не знает никто. На него влияют в том числе и зрители, которых в финале выбирают в присяжные в случайном порядке. Заседание длится около трех часов, и ощущение реалистичности безукоризненное: допрашиваемые заикаются в ответ на вопросы судьи, адвокаты делают естественные паузы в речи, напряжение в зале копится и идет на спад, участники откровенно скучают, спорят, советуются и путаются в словах.


Робер Лепаж рассказал, почему спустя время вернулся к спектаклю 1994 года


Из шекспировской пьесы вытянуты факты и схемы отношений, но реальность все равно остается отчетливей — действие происходит в Петербурге наших дней, актеры называют настоящие даты рождения, план квартиры Гертруды оказывается важнее вопроса «быть или не быть». Впрочем, это не превращает «Пожалуйста, дальше» в поверхностное высказывание. Просто спектакль ставит нас перед иными вопросами: где пролегает граница между театральным и обыденным? Что заставляет нас оправдать человека, а что побуждает его обвинить? Как сильно красноречие адвоката влияет на нашу объективность? Готовы ли мы оправдать Гамлета, когда он сойдет со страниц классики и обретет досягаемые очертания?

источник: rg.ru


Похожие посты

«Здесь можно сотворить мир»

Avtor

«Кунаки» на фоне гор

Avtor

Гостями первого дня байк-шоу «Тень Вавилона» стали 50 тыс. человек

Avtor
Adblock
detector