Культура

Народная сестра милосердия

На Братском кладбище Севастополя перезахоронили останки неизвестной сестры милосердия и 37 воинов, погибших на Крымской войне. Почтить память защитников города пришли моряки Черноморского флота, курсанты Черноморского высшего военно-морского училища имени П. С. Нахимова, сотрудники Севастопольского военно-исторического музея-заповедника, поисковики, духовенство и прихожане Свято-Никольского храма-памятника. Панихиду по павшим отслужил настоятель храма протоиерей Георгий Поляков.
Почтить память защитников города пришли моряки Черноморского флота. Фото: Юлия Крымова/РГ Народная сестра

— Братское кладбище — уникальное место, где лежат воины Первой мировой, герои Синопа, первой обороны Севастополя, Великой Отечественной войны. Сколько захоронено здесь святых защитников Отечества, никто не сосчитает, — отметил Поляков.



Раскопки на четвертом бастионе раскрыли загадки Крымской войны

Женские останки были найдены в этом году при реконструкции Исторического бульвара. Как рассказала «РГ» заведующая сектором истории Крымской войны Севастопольского военно-исторического музея-заповедника Ольга Богаченко, на Четвертом бастионе археологи обнаружили отдельное захоронение. Останки отправили на экспертизу в Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН (Кунсткамеру).

— По заключению МАЭ РАН, это была женщина в возрасте 35-40 лет, одетая в военную шинель, — говорит Богаченко. — Скорее всего, она была жительницей Севастополя и помогала раненым бойцам на Четвертом бастионе, где и погибла. Из истории Крымской войны известно немало случаев, когда жены офицеров приходили на боевые позиции, чтобы оказывать медицинскую помощь. Учитывая, что женщину похоронили в отдельном гробу, можно предположить, что она была офицерской женой.

Исследователей заинтересовала еще одна деталь захоронения — женские сапожки, в которые была обута дама. Они очень хорошо сохранились.

— Выделка кожи высокого качества, значит, у нее был определенный достаток, не каждый мог себе позволить такие сапожки, — сообщил директор музея-заповедника Николай Мусиенко. — В ноге нашли пулю. Поверх одежды была надета солдатская шинель. Обследуем пуговицы на шинели, может быть, удастся установить, к какому полку она относилась.


Сейчас музейные работники проводят исследования в архивах, чтобы выяснить имя неизвестной. Пока ее считают народной сестрой милосердия.

— Как и Даша Севастопольская, она не входила в Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия, но была народной сестрой, оказывала помощь на поле боя, — отмечает Ольга Богаченко.

Кроме этого, земле были преданы останки еще 37 защитников Севастополя в годы Крымской войны. Они были найдены в разных частях города при проведении ремонтных и строительных работ. Останки решили перезахоронить на Братском кладбище.


Земле предали останки 38 человек Фото: Юлия Крымова/РГ

В годы первой обороны Севастополя невысокий холм на Северной стороне стал местом упокоения для десятков тысяч воинов русской армии.

— Несколько лет хранились останки русских воинов времен Крымской войны, погибших от ран, болезней и в бою, — говорит Мусиенко. — Они были найдены в разных частях Севастополя, в том числе при реконструкции парка Ахматовой. Правительство Севастополя пошло нам навстречу и разрешило сделать перезахоронение на Братском кладбище, которое находится под охраной как объект культурного наследия федерального значения. Но было правильно предать их земле именно здесь, где находятся 472 братские могилы и 131 индивидуальное захоронение времен Крымской войны.


Первые медсестры

Когда вести о первых сражениях под Севастополем дошли до столицы, в Петербурге создали Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия. Ее основательницей и попечительницей стала великая княгиня Елена Павловна, вдова младшего брата Николая I — Михаила. Община объединила женщин, которые вызвались ехать к месту боевых действий на помощь раненым. Они принадлежали к разным сословиям, но основу составили дамы из дворянских семей — Бакунина, Хитрово, Стахович. Руководить общиной назначили хирурга Николая Пирогова, который просил отправить его в Крым, как только узнал о высадке союзников.


В Севастополе 30-ю береговую батарею предложили сделать музеем

— Это был первый пример в истории России, до этого женщины не выходили на общественное служение, а тем более в военное время, — рассказал «РГ» директор фонда Екатерины Бакуниной (г. Тверь) протоиерей Роман Манилов. — Всю фельдшерскую и докторскую службу в армии выполняли исключительно мужчины. И в Крымскую войну впервые специализированная женская община приехала на театр военных действий. Среди них не было женщин-педагогов, учителей, медиков. Женщина высшего сословия была только матерью семейства, воспитывала детей.

Поначалу сестер милосердия в армии приняли в штыки. Их приезд в Севастополь вызвал негативную реакцию главнокомандующего сухопутными и морскими силами в Крыму князя Александра Меншикова.


— Он был категорически против и считал, что от женщин будут только лишние хлопоты, они начнут развращать мужчин, — продолжает Роман Манилов. — Переломить сознание офицерского корпуса было непросто. Но женщины сразу принялись за работу, и стало понятно, что без них вообще невозможно осуществить медицинское обеспечение русской армии. Защитники Севастополя несли большие потери, было огромное число ранений, врачи и фельдшеры не справлялись. И 117 женщин, приехавших в Севастополь, взвалили на свои плечи самое главное — уход за прооперированными больными.

Собираясь в Севастополь, сестры милосердия думали, что будут в основном присматривать за больными, кормить, поить, выносить судна, штопать одежду, стирать белье. Однако Пирогов стал привлекать их ассистировать при операциях.

— В этом заключалась гениальность Пирогова, он понял, что сестер можно использовать как помощников врачей, — говорит Манилов. — Так в Севастополе во время Крымской войны родилась профессия медсестры.

Добровольные помощницы

Первой, кто во время Крымской войны решила поехать в полевые госпитали помогать раненым, была англичанка Флоренс Найтингейл. Но она с помощницами оставалась в Турции, куда доставляли раненых союзников. А сестры Крестовоздвиженской общины первыми стали оказывать медпомощь непосредственно в местах сражений, в осажденном Севастополе.


Открыты новые подробности Крымской наступательной операции


— Флоренс Найтингейл своим поступком всколыхнула и русских женщин: то есть как, они едут, а мы нет? — добавляет Манилов. — В этом ее большая заслуга.

Кроме имен высокородных дам, известны имена простых жительниц Севастополя, которые стали помогать раненым, хоть и не принадлежали к Крестовоздвиженской общине.

— Кроме общины были и добровольцы, — говорит Роман Манилов. — Даша Севастопольская была волонтером. Пирогов писал, что она хотела вступить в общину, но ее не устроили условия. Другой пример — Александра Толузакова. Ее сыновья и муж воевали в Севастополе, а она как жена офицера выполняла роль сестры милосердия в качестве добровольца.

Тем временем

Министр культуры РФ Владимир Мединский во время совещания с руководством севастопольских музеев этим летом поручил сделать раскопки на Четвертом бастионе экскурсионным объектом.


В Севастополе отреставрируют туманный колокол с башни Нотр-Дама

— Раскоп сам по себе очень интересный объект, он чем-то сближает Исторический бульвар с Херсонесом. Его надо сделать безопасным для посещения, — отметил Мединский.

Как писала «РГ» (статья «Штурм четвертого бастиона» в номере от 13.03.2019), совместная экспедиция Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН и Государственного Эрмитажа открыла почти нетронутые временем боевые позиции Четвертого бастиона. Обнаружили три уровня укреплений, орудийные дворики, подземные ходы и подкопы, которые рыли саперы, ведя с неприятелем «минную войну».


По словам Николая Мусиенко, площадь раскопок составила 7300 квадратных метров, археологи нашли более 20 тысяч артефактов, восемь тысяч уже передали музею-заповеднику на хранение. Да и сама реконструкция на Историческом бульваре идет с пробуксовками из-за многочисленных объектов истории и археологии, которые то и дело находят строители.

— Часть раскопа подлежит музеификации, часть будет законсервирована, концепция разработана и сейчас обсуждается, — рассказал Мусиенко «РГ». — Раскоп станет одним из объектов музея под открытым небом, здесь проведут благоустройство, разработают маршрут экскурсий.

источник: rg.ru


Похожие посты

«Драматургия Чехова с возрастом воспринимается острее»

Avtor

В Турции найдена древняя юмористическая мозаика

Avtor

Эксперты подтвердили подлинность найденной картины Куинджи

Avtor
Adblock
detector