Культура

Оперой уполномоченный: как Паваротти сделал элитарное массовым

В российский прокат выходит «Паваротти» — документальный блокбастер Рона Ховарда, почтительная, но вовсе не дежурная биография легендарного певца, который сумел сделать массовым элитарное искусство оперы. В фильм вошли редкие записи великого тенора, домашние видео, а также специально записанные интервью с членами его семьи, друзьями и коллегами — Пласидо Доминго, Хосе Каррерасом, Анджелой Георгиу и лидером группы U2 Боно.

Дважды оскароносец Ховард («Игры разума») в последние годы всерьез увлекся музыкальной документалистикой. Сначала как продюсер («Кэти Перри: Частичка меня»), а теперь и как режиссер. Буквально в течение нескольких лет он выпустил три фильма — отчет о фестивале рэпера Джей Зи («Сделано в Америке»), хронику битловских гастролей («The Beatles: Восемь дней в неделю»), а теперь байопик Лучано Паваротти. И соседство легенды оперной сцены с идолами масскульта лишь на первый взгляд кажется странным. Паваротти, конечно же, был рок-звездой своего времени, и его историю Ховард без особых усилий укладывает в знакомый житийный канон: бедное детство, рано найденное дело всей жизни, счастливая случайность…


Фото: архив Лучано Паваротти

Близкие и знакомые почти в один голос рисуют крайне симпатичный образ певца. Добрый, щедрый, непосредственный. Паваротти был способен обаять кого угодно. Покорив главные оперные сцены мира, он так и остался человеком из крестьянской среды — в путешествия брал домашнюю утварь, чтобы готовить фирменное спагетти. Такой человек не способен планомерно строить карьеру. Для этого, как мы знаем из музыкальных байопиков, и существуют продюсеры. В жизни Паваротти были две такие фигуры — импресарио Герберт Бреслин (по отзыву коллег — самый малосимпатичный человек в оперном бизнесе) и промоутер Тибор Рудаш.

Именно Бреслин сделал так, что Паваротти пошел в народ. Добившись признания среди ценителей оперы, певец стал давать сольные концерты и отправился в турне по американской глубинке, где вовсе не было театров. Паваротти часто появлялся на телевидении — не только пел, но и как звездный гость участвовал в кулинарных передачах, ток-шоу. Даже знаменитый белый платок, который Паваротти держал в левой руке во время выступлений, — и то продюсерская находка. Общий итог нам известен — миллионы проданных записей и тысячи зрителей, которые приходили на его концерты по всему миру.


Фото: архив Лучано Паваротти

В фильме собрано много отличных историй и уникальных записей. Например, репетиция первого концерта в цикле «Три тенора», где Паваротти поет «Очи черные» на неплохом русском. Но, наверное, самая пронзительная из всех маленьких сенсаций фильма — домашнее интервью, где Паваротти откровенно рассказывает о своих жизненных приоритетах. Как человек, говорит он, я хотел быть хорошим мужем, хорошим отцом и хорошим другом (байопик, в общем, без стеснения, но деликатно, рассказывает о личной жизни певца — непростой, но и нестыдной). А как певец, добавлял Паваротти, я стремился использовать свою популярность для расширения популярности оперы. Очевидно, он добился своего.

Его богатый на оттенки голос трогает вне зависимости от интеллектуального бэкграунда. Паваротти ведь не только пел, но и, как большой артист, по-настоящему влюблялся, мучился и умирал на сцене. В каждого вымышленного персонажа он вкладывал что-то свое, явно пережитое и выстраданное лично. В фильме Рон Ховард совершает обратную операцию, озвучивая эпизоды из жизни тенора ариями, где тот поет о сходных проблемах или переживаниях. В этом смысле Ховард продолжает дело своего героя. Не только рассказывает через его биографию о том, что такое опера, в чем уникальность голоса Паваротти, почему тенору сложнее, чем баритону, и прочее — но и переводит на язык человеческих эмоций возвышенное и якобы недоступное искусство.

источник: iz.ru


Похожие посты

Найден столетний пароход, затопленный в годы ВОВ

Avtor

Максим Аверин представит свой новый спектакль на фестивале «Монокль»

Avtor

Президент ГМИИ имени Пушкина назвала странной идею вернуть в музеи алкоголь

Avtor
Adblock
detector