Культура

Когда появилось алфавитное письмо в Финикии?

Немногие древние народы могут похвастаться таким количеством изобретений, изменивших судьбу человечества, как финикийцы: корабли и пурпур, прозрачное стекло и алфавит. Пусть не всегда они сами были их авторами, но именно они внедряли эти находки и усовершенствования в жизнь, а также популяризовали их. Последнее из перечисленных изобретений во многом определило судьбу современной цивилизации. Мир был бы совсем иным, если мы не располагали бы самой простой и удобной системой письма из всех, что когда-либо были созданы человечеством. Эту систему придумали финикийцы.

Говорили они на языке, которого давно уже нет. Финикийский язык – это один из семитских языков, и его ближайшие родственники – древнееврейский (иврит) и моавитский, о котором мы знаем лишь по одной сохранившейся надписи. Обычно три этих языка, именуемых также «ханаанейскими», противопоставляют арамейскому. В то же время вместе с арамейским языком они составляют северо-западную ветвь семитской языковой семьи, в которую входят также восточная (аккадская) и южная, или арабо-эфиопс-кая, ветвь.


Почти все ханаанейские языки мертвы. Единственное исключение – иврит, государственный язык Израиля. Мы можем судить о родственных ему языках лишь по сохранившимся текстам. Однако не осталось даже надписей, запечатлевших, например, аммо-нитский или эдомитский языки.

На финикийском языке говорили жители прибрежных районов Ливана, Палестины и Южной Сирии, а также часть населения Кипра. Он известен нам лишь по надписям, древнейшая из которых датируется примерно 1000 годом до нашей эры. Литература на финикийском языке, о существовании которой говорят и греческие, и римские авторы, полностью утрачена.

Благодаря колониальной политике финикийцев их язык получил распространение также в других частях Средиземноморья, например в Карфагене и его окрестностях. Здесь он стал называться «пуническим». Отдельные пунические надписи встречаются и в других районах Западного Средиземноморья.

Как ни странно, финикийский язык исчез в метрополии раньше, чем в западных колониях. Еще в эллинистическую эпоху его постепенно вытеснили арамейский и греческий. Жители Ближнего Востока перестали говорить по-финикийски примерно во II веке до нашей эры. В Западном Средиземноморье этот язык употреблялся гораздо дольше – вероятно, до VIII века нашей эры – и был окончательно вытеснен лишь после арабского завоевания Северной Африки. Отныне местные жители говорили лишь на арабским.


Самые поздние из дошедших до нас финикийских текстов датируются на Ближнем Востоке II веком нашей эры, а в Западном Средиземноморье – III – IV веками.

Создание алфавита – величайшее культурное достижение финикийцев. С их родины, с узкой береговой полоски на территории современного Ливана, алфавит начал триумфальное шествие по миру. Постепенно финикийский алфавит и родственные ему системы письма вытеснили практически все другие древние формы письменности, кроме китайской и производных от нее. Кириллица и латиница, арабское и еврейское письмо – все они восходят к финикийскому алфавиту. Со временем буквенный шрифт стал известен в Индии, Индонезии, Средней Азии и Монголии. Финикийцы создали «универсальную систему письма, совершенство которой доказано всей последующей историей человечества, ибо ему с тех пор не удалось придумать ничего лучше», – писал Г.М. Бауэр.

Что же такое Финикия? Клочок земли на периферии двух миров: месопотамского и египетского или «мостик», проложенный между ними? Или зеркало, в котором отражаются обе реальности, сливаясь воедино?

С незапамятных времен жители Финикии знали две основные формы письменности Древнего Востока: клинопись Месопотамии и иероглифическое письмо египтян. У последних они научились использовать специальные значки, указывающие, какая гласная идет за этой согласной или перед ней. Изучая клинопись, поняли, что одну и ту же систему письма можно применять для записи самых разных языков.


Чаще всего жители финикийских городов, как и соседней Сирии, хоть и подчинялись Египту, но пользовались не его иероглифами, а силлабической клинописью. Пользовались, составляя официальные грамоты и дипломатические послания, деловые документы и торговые договоры. Даже в канцелярию фараона отсылали таблички с клинышками, которые следовало читать – нет, не по-финикийски, а по-аккадски, этой «латыни бронзового века». Однако хлопотное это было дело – излагать свои мысли словами чужого языка, да еще записывать их мало понятными значками.

Во-первых, язык был неродным. Даже профессиональные писцы нередко не могли подобрать нужные слова и – свидетельством тому амарнские письма – то и дело вставляли во фразы знакомые им с детства ханаанейские слова. Рано или поздно, кто-нибудь из писцов отказался бы разбавлять родную ханаанейскую речь вызубренными аккадскими словами. Так оно и случилось.

Во-вторых, клинопись была сложным письмом. Писцу требовалось помнить до шестисот клинописных знаков, каждый из которых мог иметь несколько значений. При дворе каждого финикийс кого царька нужен был целый штат писцов, занимавшихся только перепиской и делопроизводством. Да и любому купцу не помешала бы свита из нескольких грамотеев, учившихся клинописи много лет. Вот только самим купцам это не нравилось. Они предпочитали вести дела быстро и неприметно, не доверяя своих секретов посторонним. Для этого нужна была простая система, позволявшая делать записи на родном языке и не тратить много времени и сил на овладение грамотой. Так возникло линейное письмо. Видимо, одним из важнейших центров, где оно разрабатывалось, был Библ. Для такого письма годился любой материал. Очевидно, первые памятники письменности Финикии были деловыми документами, записанными на каком-нибудь легком, недолговечном материале, например коже или папирусе.


Египетские иероглифы

Для создания своей оригинальной системы финикийцы использовали в качестве букв, как считает большинство специалистов, видоизмененные египетские иероглифы. Самые древние надписи, напоминающие более позднее финикийское письмо, были найдены в Палестине и на Синайском полуострове, где египтяне и семиты довольно тесно контактировали. Они датированы первой половиной II тысячелетия до нашей эры. Возможно, именно здесь происходили отбор и упрощение некоторых египетских иероглифов, которыми ханаанеи стали обозначать определенные звуки своего языка.

Однако, как подчеркивал И.Ш. Шифман, «знаки синайской и собственно финикийской письменности, служившие для обозначения одних и тех же звуков, сильно отличались друг от друга. Это не дает возможности считать синайское письмо непосредственным предком финикийской графики, несмотря на всю соблазнительность такого рода предположений, широко распространенных в научной литературе».

Возможно, высказывалась другая гипотеза, алфавитная система письма возникла в ханаанейских городах Палестины. Письменность – плод городской цивилизации. В конце II тысячелетия до нашей эры города Ханаана пали под натиском израильских кочевников, и тогда система письма продолжала существовать только у ханаанеев побережья – в Финикии – и впоследствии была заимствована у них другими народами.


Клинопись

В некоторых палестинских городах, действительно, найдены образцы линейного письма, оставленные на долговечных материалах. Подобные находки сделаны в Лахише (надписи на кинжале, сосуде и чаше), Сихеме (надпись на пластинке) и Гезере (надпись на черепке). Все они относятся к середине II тысячелетия до нашей эры. Однако, по мнению большинства исследователей, они все-таки не имеют отношения к основной линии развития алфавитного письма.

Очевидно, идея создания алфавитной письменности зародилась в самой Финикии, а не была заимствована ее жителями у соседних народов. Впрочем, истоки линейного алфавитного письма, отмечает Н.Я. Мерперт, «все более удревняются новыми открытиями и могут быть связаны еще со средним бронзовым веком».

Сами финикийцы приписывали изобретение букв некоему Та-авту. Возможно, что это бог письма. Ведь «сакрализация письменности на Востоке не вызывает сомнения, – отмечает Ю.Б. Цир-кин. – Поэтому в памяти народа ее создатель (или один из создателей) вполне мог приобрести черты бога, которому затем уже придумали генеалогию». Нечто подобное произошло в Египте, где знаменитый врач Имхотеп стал богом врачевания. Ведь, как подчеркивал известный советский лингвист Т.В. Гамкрелидзе, «сейчас в науке принята точка зрения, что создание системы письма не было и не могло быть плодом коллективного творчества, но это результат творческого акта конкретного создателя».


В любом случае в бронзовом веке в разных частях Передней Азии возникла огромная потребность в простой системе письма. В отдельных районах Сирии, Финикии и Палестины делались попытки создать линейную буквенную письменность. В конце концов, они привели к появлению алфавита. Первые свидетельства его существования обнаружены в Финикии – стране, ориентированной на торговлю с другими странами Средиземноморья и потому нуждавшейся в надежных и удобных средствах связи.

Свой особый алфавитный шрифт существовал в ХIV – ХIII веках до нашей эры в Северной Сирии, в крупном купеческом городе Уга-рите. Этот шрифт представлял собой трехмерную клинопись. У букв имелась не только высота и ширина, но и глубина. Использование таких значков было возможно только на определенном материале, – например глине.

Угаритский алфавит содержал всего тридцать знаков, а потому был гораздо проще, чем слоговая клинопись Месопотамии. Уже тогда, как видно из найденных в Угарите алфавитных таблиц, складывался характерный для финикийского алфавита порядок букв.

Однако будущее принадлежало не угаритскому, а линейному алфавиту, ведь его буквы годились для письма на папирусе и коже, а не только глине и камне. К сожалению, во влажном ливанском климате папирус не может долго сохраняться, поэтому мы не располагаем сейчас ни архивами финикийских царей – в отличие от архивов многих других восточных правителей бронзового века, – ни первыми свидетельствами становления финикийского алфавита.


В истории линейного алфавита еще много неясного. По-видимому, его предшественником было псевдоиероглифическое библ-ское письмо. В то же время в основе угаритской клинописи и финикийского письма лежал один принцип.

Советский историк А.Г. Лундин высказывал в связи с этим предположение, что алфавитное линейное письмо возникло около 1500 года до нашей эры и вскоре «разделилось на южносемитскую и северосемитскую ветви, принявшие разный алфавитный порядок знаков… Финикийский алфавит произошел из северосемитского линейного в 27 знаков из-за совпадения ряда звуков языка и исчезновения пяти звуков».

Долгое время в Финикии сосуществовали разные системы письма: аккадская клинопись, псевдоиероглифика, линейное. Лишь к концу II тысячелетия до нашей эры более доступное линейное письмо победило.

Сравнительная его простота привела к его широкому распространению. Его стали использовать для написания различных официальных документов, например посланий, которыми финикийские цари обменивались со своими соседями, как то Хирам с Соломоном. Очевидно, возникли храмовые архивы, где хранились священные тексты, записанные алфавитными значками. Можно предположить, что появилась и светская историография.


Поначалу любой символ угаритского и финикийского письма обозначал все возможные сочетания определенного согласного звука с любыми гласными: например, один и тот же символ обозначал такие слоги, как Б(а), Б(и), Б(у), Б(е) и т. п. Это позволило резко сократить число знаков. Финикийское линейное письмо насчитывало всего 22 буквы. При чтении к каждому согласному звуку добавлялся нужный по смыслу гласный. Правила подобного письма было легко усвоить.

Однако у этой системы были свои неудобства. Так, отсутствие гласных на письме было крайне неприятно. «Даже хорошее знание языка не всегда гарантировало точное понимание смысла слова, потому что одно и то же сочетание согласных могло иметь практически несколько значений, – отмечал И.Ш. Шифман. – Тогда финикияне решили, если уж и не обозначать все гласные на письме, то по крайней мере как-то сигнализировать читателю о том, как следует читать то или иное слово».

Они изобрели для удобства читателей систему «вспомогательных знаков», в роли которых выступали некоторые буквы, более или менее похожие по своему произношению на данный гласный звук. Так, звук u обозначался буквой, используемой для передачи согласного звука w, а звук i – буквой j. Сперва наличие гласных букв помечали для большей ясности на конце слов, а затем и в середине. Это явствует из надписей, находимых в Сирии и датируемых Х – IХ веках до нашей эры.


Другое неудобство связано с тем, что финикийцы со временем отказались от так называемых словоразделителей (в нашем языке их роль играет пробел, разделяющий слова). В древнейших надписях имелись вертикальные линии или точки, помечавшие, где кончается слово. Начиная с VIII века до нашей эры эти значки вышли из употребления. Теперь слова в надписях сливаются друг с другом. Посторонний человек, не зная, о чем идет речь, практически не мог понять, где кончается одно слово и начинается другое.

Самые ранние финикийские надписи, известные нам, относятся лишь к ХI веку до нашей эры. Выполненные на наконечниках стрел, они указывали на имена владельцев. Были найдены в долине Бекаа и неподалеку от палестинского Вифлеема. Пять надписанных наконечников являются важнейшими памятниками письменности ХI века до нашей эры. Самый длинный образец раннеалфа-витного письма – уже известная нам надпись на саркофаге царя Ахирама из Библа.

Собственно финикийский алфавит появляется в начале железного века. Составившие его согласные звуки довольно точно передают семитскую речь финикийцев. Буквенное письмо быстро распространилось по всему сиро-палестинскому региону. Различные его варианты стали применяться для передачи родственных языков – арамейского, моавитского и древнееврейского. Финикийская письменность вытеснила все местные системы графики. Она получила широкое распространение в Сирии, Палестине и Заиорда-нье. В Кумране найден даже отрывок из библейской книги Левит, написанный финикийским письмом. Кстати, восточные соседи финикийцев сохранили их принцип – написание только согласных, и на этом основаны и современное арабское, и еврейское письмо.


По-видимому, предполагал И.Ш. Шифман, быстрое распространение линейного письма в первые века I тысячелетия до нашей эры было связано с тем, что народы Передней Азии перестали использовать в деловой переписке аккадский язык – язык клинописи.

Появление алфавита – легко разучиваемой системы письменных знаков – имело важнейшие социальные последствия. Отныне письменность перестала быть привилегией особых каст населения (жрецов, писцов), члены которых в течение многих лет изучали сотни иероглифов или клинописных значков. С этого времени она стала общим достоянием, владеть которым мог и богач, и бедняк.

Финикийский алфавит быстро получил распространение не только в городах Финикии и прилегающих странах, но и во всем Восточном Средиземноморье. Образцы линейного письма финикийцев находят на Кипре, Родосе, Сардинии, Мальте, в Аттике и Египте. Его навыки разносили с собой по всей тогдашней ойкумене финикийские купцы и колонисты.

Когда финикийцы проникли в бассейн Эгейского моря, греки познакомились с их алфавитом и, поняв его преимущества, заимствовали. По-видимому, это произошло в IХ веке до нашей эры. Очевидно, первыми переняли новую систему письма греки, проживавшие на островах Эгейского моря по соседству с финикийцами. Они не забывали, кому обязаны этим шрифтом, и довольно долго называли его «финикийскими знаками».

Алфавитное письмо, легкое и простое, потеснило сложное слоговое микенское («линейное письмо Б»), которым население Греции пользовалось во II тысячелетии до нашей эры. Оно содержало почти сотню знаков, обозначавших различные слоги. Этим письмом владели лишь профессиональные писцы. Если бы греки не отказались от него, то рядовой житель полиса вряд ли сумел научиться читать и писать. В таком случае никогда бы не родилась великая греческая литература.

Итак, самим ее существованием мы обязаны сметливым финикийцам, разъявшим человеческую речь на два десятка звуков. Если бы не они, то жители Москвы и Нью-Йорка, Лондона и Парижа зубрили бы, подобно китайским школьникам, несколько сотен иероглифов, и этого багажа знаний хватало только на то, чтобы читать простенькие статьи в газетах. Теперь же в течение года любой школьник может выучиться нормально читать и писать.

«Без алфавитного письма, – признают историки, – бурное развитие мировой письменности, науки и литературы, то есть записей любого характера, не стесненных площадью писчего материала и медленностью изучения письма и чтения, было бы невозможно».

Для большего удобства греки дополнили алфавит новыми символами, обозначавшими гласные звуки, приспособив его к своему языку, который изобилует именно гласными. Греки заимствовали у финикийцев даже названия букв. Так, финикийское «алеф» (бык) превратилось в «альфу», «бет» (дом) – в «бету» и так далее. Таким образом, знакомое всем слово «алфавит» восходит к финикийскому языку.

Финикийские алфавиты

Со временем греки изменили и направление письма. Они стали писать слева направо, в отличие от принятого у финикийцев и евреев направления справа налево.

Позже евреи и арабы тоже внесли свои новшества. Они начали применять специальные надстрочные и подстрочные значки, обозначающие гласные звуки. Делалось это, чтобы избежать разночтений в священных текстах – Библии и Коране.

Сами же финикийцы, где бы они ни жили, твердо придерживались своего собственного языка и письменности, хотя со временем в различных областях их расселения появлялись свои диалекты. Понемногу менялось и начертание букв.

Форма их написания стала стандартной самое позднее к I Х веку до нашей эры. Этот тип написания букв колонисты увозили с собой на запад. Поэтому классическая финикийская письменность почти не отличалась во всех областях Средиземноморья. Именно эту форму письменности восприняли греки, а также этруски.

Впоследствии в Карфагене на основе финикийского возникает несколько отличающееся от него по графике и лексике пуническое пи сьмо. Сох рани ли сь пуни чески е надпи си, да тируемые I Х – II веками до нашей эры, а также так называемые новопунические, датируемые II веком нашей эры.

Финикийская надпись

Памятники финикийского письма, принадлежащие, прежде всего, карфагенянам, можно обнаружить почти во всех странах, с которыми те торговали. В основном это короткие эпитафии или дарственные надписи на камне, которые мало что говорят о политической истории своего времени, о хозяйственной и общественной жизни финикийцев и других народов Средиземноморья.

Письменные памятники на территории самой Финикии встречаются крайне редко. В основном это – короткие посвящения, строительные надписи или же заговоры, предостерегающие от осквернения захоронений, а также остраконы – надписи на черепках. Все эти тексты выполнены линейным финикийским письмом; в них практически отсутствуют обозначения гласных звуков. Поэтому особое место среди памятников финикийского языка занимают «огласо-ванные» тексты, записанные греческим или латинским алфавитом. Эти тексты воссоздают звучание живой пунической речи, как она воспринималась в иноязычной среде.

Можно не сомневаться, что когда-то у финикийцев существовала обширная деловая корреспонденция, ведь метрополия поддерживала связь со своими колониями, а купцы, очевидно, записывали результаты хотя бы некоторых своих сделок, а не держали в памяти все торговые операции. Так, при встрече Ун-Амона с За-кар-Баалом последний «приказал, чтобы принесли поденные записи его отцов. Он приказал, чтобы огласили их передо мной» (пер. М.А. Коростовцева). Однако финикийцы делали подобные записи, видимо, на недолговечных материалах, а потому они не сохранились, и мы не можем теперь в полной мере оценить весь размах финикийской торговли.

Поэтому при изучении культурной, политической и хозяйственной жизни Финикии в I тысячелетии до нашей эры приходится полагаться на свидетельства библейских и античных авторов. Увы, народ, создавший первую удобную алфавитную систему, не оставил практически никаких письменных источников. Нам остается лишь с грустью перечитывать слова Иосифа Флавия: «У тирийцев с древних времен существуют государственные летописи, писавшиеся и хранившиеся с особой заботой».

Утрата восточных финикийских книг – там были и исторические, и поэтические труды – частично восполняется находками угаритских текстов и литературой на древнееврейском языке. В то же время мы практически лишены богатой карфагенской литературы. Мы располагаем лишь несколькими десятками цитат, касающихся ведения сельского хозяйства, приготовления вина, животноводства и пчеловодства. Они включены в сочинения Колумеллы, Плиния, Варрона.

Несколько лучше мы знакомы с религиозной жизнью финикийцев, поскольку в надписях содержатся клятвы и проклятия, а также имена богов, призванных следить за соблюдением клятвы или же карать ослушников. Финикийские боги и ритуалы упоминаются в книгах Ветхого Завета. Греческие и римские писатели сообщают о верованиях финикийцев, их религиозных традициях и праздниках. Некоторые финикийские божества пользовались особым уважением в Карфагене, и потому получили известность в греко-римском мире. Это относится, например, к Мелькарту.

Впрочем, несмотря на почти полное отсутствие финикийских памятников письменности, ряд историков настроен до определенной степени оптимистично. Так, Дональд Харден писал: «Еще можно надеяться, что ценные археологические находки будут сделаны на востоке, например, обнаружится архив глиняных табличек, сравнимый с угаритским. Однако в западных колониях Финикии вряд ли удастся найти глиняные таблички или документы, дополняющие наши скудные запасы».

Нельзя не привести и слова И.Ш. Шифмана, звучавшие как наказ ученым ХХI века: «Наше время – это время замечательных археологических открытий. Раскопки в Рас-Шамре открыли науке уга-ритский язык и угаритскую литературу. Открытия у берегов Мертвого моря предоставили в распоряжение ученых многочисленные, крайне интересные, до того времени неизвестные памятники древнееврейской письменности. Остается только выразить надежду, что раскопки в песках Сахары, в Сирии и в Ливане со временем откроют нам произведения финикийской литературы, что позволит поднять изучение финикийского языка на более высокую ступень».

Собственно говоря, изучение финикийского языка началось сравнительно недавно. Впервые связный текст на финикийском языке – греко-финикийская билингва с острова Мальта – был опубликован в 1735 году командором Мальтийского ордена Гюйо де Марном. Более или менее правильное чтение этого памятника было предложено лишь в 1758 году аббатом Бартелеми. В 1837 году было издано первое собрание финикийских текстов, которому предшествовали разрозненные их публикации. В 1951 году вышла в свет основополагающая работа по финикийскому языку. Ее автором являлся немецкий лингвист И. Фридрих – один из крупнейших современных знатоков древневосточных языков.

На русском языке памятники финикийской литературы были впервые изданы в 1903 году Б.А. Тураевым. Почетное место в мировом финикиеведении занимают труды российских и советских ученых, прежде всего Б.А. Тураева, И.Н. Винникова, М.Л. Гельцера и И.Ш. Шифмана. Немало времени и сил уделяет популяризации забытой финикийской культуры Ю.Б. Циркин.

Следующая глава >

Появление алфавитов

Алфавит это особая форма письменности, основанная на стандартизированном наборе знаков. Они обозначают языковые фонемы, но однозначного соответствия звуков и букв практически не существует. Считается, что впервые алфавит был изобретен в финикийском государстве около 3 тысячелетий назад. Впрочем, некоторые историки полагают, что подобные системы письма существовали и ранее, однако прародителем современных алфавитных систем является именно финикийское письмо.

Происхождение алфавита

Отдельные элементы фонетической записи, которая предшествовала появлению алфавита, в глубокой древности использовались в Междуречье и Египте. В египетских иероглифах, которыми писали в эпоху Среднего Царства, применялась система 1-, 2- и 3- согласных фонем. Письменность Древнего Египта представляла собой сочетание идеографии и фонетического письма. Последнее с течением использовалось все чаще, вначале для обозначения иностранных слов и имен собственных, звучание которых невозможно было передать с помощью иероглифов, а потом и для передачи бытовой информации в упрощенном, более понятном для населения виде.

Развитие алфавитных систем

В XIX-VIII веке до н.э. финикийский алфавит заимствовали греки, которые длительное время использовали его практически без изменений. Как следствие, названия греческих букв практически не отличаются от тех, которые применялись в финикийской алфавитной системе. А вот на основе греческого алфавита появилась латиница, в самом скором времени ставшая основной письменной системой почти для всех народов, населявших европейский континент. Несколько позже на основе латинского алфавита была создана кириллица, которая используется нами и по нынешний день. Хотя отдельные факты свидетельствуют о том, что и без изобретения Кирилла и Мефодия у славянских народов была собственная система письма глаголица, а еще ранее рунная письменность.

Линейные алфавитные системы получили распространение в XIV веке именно тогда возникли протохаанейская и протосинайская разновидности письма. В этих алфавитах прослеживается связь пиктографии и фонетики, как в древнеславянской глаголице. Отдельного внимания заслуживают угаритские тексты, датированные XIII веком. В них присутствует 30 клинописных символов, что определяет алфавит Угарита, как первую неакрофоническую систему.

Некоторые историки считают, что финикийское письмо развилось вовсе не на базе египетского, а на базе финикийского слогового или крито-микенского письма. Памятники этого письма дошли до нас из древнего города Библа. Но главное понятно сразу: финикийцы были первыми, кто начал использовать чисто алфавитную систему написания.

Как видно из источников, необходимость и важность формирования алфавитного письма появилась в самых разных областях Финикии. По мере того, как развивалось мореплавание и торговые отношения, где была занята большая часть населения, стала возникать необходимость более простого и доступного письма, чем того, которое могли изучить лишь немногие писцы.

У финикийского алфавита были, конечно же, свои недостатки. Например, он мог передать одни согласные звуки, а различные дополнительные знаки не передавались, те, с помощью которых египтяне, к примеру, упрощали чтение текстов, написанных одними согласными. Именно поэтому чтение оставалось нелегким делом, а понимание более сложных написаний и текстов было довольно затруднительным.

Настало время, когда северный алфавит вытеснил южный, состоящий из 22 знаков. Именно этот алфавит и распространился по всем областям страны. От него произошел греческий алфавит, это видно из древних очертаний греческих букв, а также из того нюанса, что названия некоторых греческих букв имеют семитическое происхождение. Например, термин «алфавит» содержит в себе наименования двух первых букв греческого алфавита, альфа и бета, которые соответствуют первым двум финикийским буквам — «алеф» и «бет». Они, кстати, в западно-семитских языках обозначают «бык» и «дом». Основа этих алфавитных знаков — более древние знаки-рисунки. Почти все названия букв греческого алфавита соответствуют именам финикийских букв.

Финики́йская пи́сьменность — одна из первых зафиксированных в истории человечества систем фонетического письма. Появилась около XV века дон.э. и стала родоначальницей большинства современных алфавитных и некоторых других систем письма.

Алфавитная письменность — это письменность, где один знак передаёт один звук. в отличие от логографического и идеографического письма, где каждый знак соответствует определённому понятию или морфеме. Слоговая письменность также не может считаться алфавитным письмом, так как каждый знак в силлабариях соответствует отдельному слогу. но не звуку.

Однако египетская теория подвергается критике, так как при наличии столь большого числа различных форм знаков совпадения с отдельными знаками финикийского письма неизбежны. Кроме того, следует отметить, что в египетском иероглифическом письме изначально употреблялись специальные знаки для односогласных и двусогласных частей слова, однако впоследствии односогласные знаки стали употребляться гораздо реже идеографических знаков. причём самостоятельно односогласные звуки практически никогда не употреблялись. Следует также отметить, что в алфавите для обозначения одного звука существует один знак, значение которого не меняется, в то время как в египетском письме один и тот же звук может быть обозначен различными знаками. Если бы алфавит действительно произошёл в Египте, то у египтян не было бы оснований на протяжении ещё нескольких столетий использовать гораздо более сложную иероглифическую письменность, и, спустя несколько столетий после изобретения алфавита, упрощать иероглифическую и иератическую письменности.

Источники: ltalk.ru, otvet.mail.ru, www.letopis.info, sredizemnomor.ru, dic.academic.ru


Похожие посты

В Петербурге объявили конкурс на проект памятника Чайковскому

Avtor

Еще не вечер…

Avtor

Создатели петербургского памятника перепутали архитектора с химиком

Avtor
Adblock
detector