Культура

Прыгнуть выше головы: чем удивил юбилейный «Дягилев P.S.»

Танцующие манекены и модные дефиле. Духовные откровения и таинства любви. Знакомые сюжеты и новые прочтения… До конца осени юбилейный Х фестиваль «Дягилев P.S.» представит последние достижения современного балета. Форум, объединивший спектакли, лекции, выставку и конференцию, продолжает дело великого антрепренера Сергея Дягилева.

— Дягилев открыл миру русское искусство, мы возвращаем его имя в Санкт-Петербург через лучшие европейские и отечественные художественные проекты. Завет импрессарио — «удиви меня!» — стал кредо нашего фестиваля. Уже 10 лет мы предлагаем зрителю новые спектакли или постановки, никогда не показывавшиеся в России, — рассказала «Известиям» художественный руководитель смотра Наталья Метелица.

Фото: пресс-служба фестиваля/Марк ОличСпектакль «Неужели я влюбился в сон?»


В числе участников юбилейного фестиваля — Екатеринбургский театр «Провинциальные танцы» и ирландская труппа Eriu Dance Company, представившие спектакли Игоря Стравинского («Свадебка» Татьяны Багановой и «Весна священная» Брендана де Галли), прима Королевского балета Великобритании Наталья Осипова с программой «Чистый танец», японская компания KARAS («Идиот» Сабуро Тешигавара), хореограф Матс Эк и танцовщица Ана Лагуна (спектакли «Топор», «Память» и фильм «Старуха и дверь»), режиссер Максим Диденко и балетмейстер Владимир Варнава, которые привезут в Санкт-Петербург синтетический спектакль «Кармен».

Открылся фестиваль гастролями Балета Монте-Карло, бывшей резиденции Ballets Russes. Представленная труппой программа «Посвящение Нижинскому» приурочена к 110-летию антрепризы и 130-летию ее танцевального лидера Вацлава Нижинского. Спектакли «Дафнис и Хлоя», «Неужели я влюбился в сон?», «Видение розы» и «Петрушка», поставленные другим гуру «Русских сезонов» — Михаилом Фокиным, обрели новую жизнь в прочтениях хореографов XXI века.

Фото: пресс-служба фестиваля/Марк ОличСпектакль «Дафнис и Хлоя»

Балет «Дафнис и Хлоя» Мориса Равеля, интерпретированный Жаном-Кристофом Майо, практически неузнаваем. Горные ландшафты, игры пастухов и пастушек, баталии, ревность, похищение и воссоединение героев, — все это хореограф подал в дистиллированном виде. Из хитросплетений фокинского сюжета он оставил главное — череду испытаний любви. Дафнису и Хлое (Симоне Трибуна и Анхара Баллестерос) в балете противостоят их опытные соблазнители Даркон и Лисион. Действуя в непрерывном контакте, они открывают юной паре прелести физических наслаждений. Но без успеха для себя: обучившись у зрелых партнеров обольщению, влюбленные обретают друг друга, сливаясь в финальном экстазе.


Па к эксперименту: Dance Inversion показал возможности тела

Гостями юбилейного фестиваля стали девять балетных трупп из разных стран

Внешним эффектам авторы спектакля предпочли интимную чувственность. Ее отражают бесцезурные, наполненные негой ансамбли. Образующие геометрическую конструкцию холсты с эскизами обнаженных тел (сценограф Эрнест Пиньон-Эрнест). Легкие, стилизованные под античные, туники героинь (художник по костюмам Жером Каплан). Даже пейзажная кантилена струнных, разбавленная птичьим щебетом деревянных духовых и фанфарными зовами меди, воспринимается как часть любовного ритуала.

Искусство телесных удовольствий исследует и миниатюра Йеруна Вербрюггена «Неужели я влюбился в сон?». Балет-оммаж «Послеполуденному отдыху фавна» Дебюсси-Нижинского переосмысляет сюжет Стефана Малларме: Бог полей сам является в грезах земному юноше. После краткого антре герои объединяются в партерном дуэте. Луч прожектора вылавливает из темноты их овеянные дымом силуэты. Однако с последним звуком флейты фавн покидает зачарованного иллюзией человека.


Фото: пресс-служба фестиваля/Евгения МатвиенкоСпектакль «Петрушка»

Ускользающей мечте посвящен балет «Видение розы» на музыку Карла Мария Вебера — коронный спектакль Нижинского, поставленный для него Фокиным. У персонажа нынешней версии Марко Геке заветное желание — парить. В прологе шесть танцовщиков в бордовых пиджаках усеивают сцену лепестками роз, подготавливая появление премьера. Но вышедший следом солист больше напоминает высохшего, душевнобольного Вацлава. Он хаотично мечется вдоль кулис, страждет, тянет руки в немой просьбе, но не может оторваться от пола. Напрасно партнерша, вдохновляя героя на танец, складывает руки в позиции классического балета, выполняет батманы и арабески. Герою они недоступны.

Рыцарь нуреевского образа: Лоран Илер представил «Дон Кихота»

Спектакль МАМТа стал первой российской постановкой балета выдающегося танцовщика

Завершивший вечер «Петрушка» в постановке Йохана Ингера перенес действие в мир гламура. Петрушка, Балерина и Арап в балете — манекены, на которых демонстрирует свои творения брутальный дизайнер модного дома. Радикальная, на первый взгляд, интерпретация, выглядит чрезвычайно удачной. Трагедия героя, разворачивающаяся среди примерок, дефиле и светских раутов приняла особый, щемящий облик. А главное — идеально совпала с театральной, «декоративной» партитурой Игоря Стравинского.


Авторское прочтение Ингер скрупулезно накладывает на драматургию оригинального спектакля. На месте оказываются и имитирующий пластику Фокина танец кукол в витрине магазина, и монолог Петрушки на складе манекенов, и дуэль соперников, на которой Арап душит Петрушку на показе мод. Лишь в финале хореограф позволяет себе подискутировать с создателями балета. Вместо тени героя, являющейся Фокуснику-дизайнеру, манекены, продолжая выяснять отношения, деловито удаляются за сцену.

источник: iz.ru


Похожие посты

Пригожин оценил шансы Дробыша выиграть суд у организаторов «Евровидения»

Avtor

Санта-Клаус: Чукотка прекрасна своими людьми и великолепной природой

Avtor

Вышел в свет сборник рассказов известных писателей «Птичий рынок»

Avtor
Adblock
detector