• Главная
  • Культура
  • Страсти нехристовы: Франсуа Озон давит на больную мозоль католиков
Культура

Страсти нехристовы: Франсуа Озон давит на больную мозоль католиков

В российский прокат прямо выходит «По воле Божьей» — обладатель гран-при жюри Берлинале. Этот остросюжетный эпистолярный кинороман переполнен подлинными документами скандального дела отца Бернара Прейно, католического священника, которого обвинили в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним. Ведущий французский режиссер постарался максимально подробно изложить эту запутанную историю, сохранив имена действующих лиц, протоколы, письма и, что особенно важно, различные точки зрения на происходящее.

Неторопливо, если не сказать медлительно, Франсуа Озон знакомит нас с фигурантами дела. Вот Александр, католик средних лет, отец пятерых сыновей, хорошо обеспеченный мужчина. Его мучают воспоминания о полученной в детском лагере травме, когда отец Бернар заставил его вступить с ним в связь. Александр узнает, что священник по-прежнему работает с мальчиками, а значит, все еще представляет опасность. Надо срочно писать местному архиерею и требовать, чтобы преступник публично покаялся в своих злодеяниях и был отстранен от богослужений.


Спасибо за краткость: в Москве открылся 41-й ММКФ

Председатель жюри корейский кинорежиссер Ким Ки Дук удостоился награды «За вклад в мировой кинематограф»

Здесь наступает самый страшный момент. Отец Бернар признает все, что он совершил. Он заявляет, что не только Александр был его жертвой. Но Церковь оставляет его в том же приходе и с тем же послушанием, причем делает это, зная о разрушенных судьбах. Как быть? Идти в полицию? Александр не сразу принимает это решение. Но когда начинается расследование, все новые и новые жертвы отца Бернара находят в себе мужество выступить открыто и сказать, что их в детстве насиловали и что они все десятилетиями скрывали это.

Теперь уже не Александр главный герой, он отступает на второй план. Франсуа Озон вводит в повествование зажиточных буржуа и депрессивных чернорабочих, атеистов и верующих, «компенсированных» и психически больных. Вместе они организовывают масштабное общественное движение, требуя суда над отцом Бернаром и призывая всех, вплоть до руководства Ватикана, обратить внимание на это дело.

Франсуа Озон далеко не первый, кто снимает кино о заговоре молчания в отношении педофилии в римско-католической церкви. Первыми забили тревогу документалисты. За последние 15 лет вышло много картин о сексуальных домогательствах священников. Крупный американский режиссер Алекс Гибни выпустил расследование «Моя величайшая вина (Mea maxima culpa): Тишина в Храме Божьем», герои которого целых полвека молчали о том, что с ними происходило в школе для глухих детей.


Казалось, тему педофилов в сутанах закрыл «В центре внимания» — триллер, получивший «Оскар» как лучший фильм в 2016 году. Зачем после целого ряда подробных и востребованных работ делать еще одну? Франсуа Озону важно, что здесь не журналисты и не полиция, а сами жертвы ведут борьбу. Его интересует, чего каждой из них стоит преодолеть себя и решиться выставить свои детские травмы на всеобщее обозрение. Кто-то может лишиться работы, кто-то друзей, семьи, а иные попросту будут бояться пойти на воскресную мессу, потому что они как будто воюют против Церкви. Как смотреть в глаза своим близким? Стараясь быть объективным, Озон показывает и обвиняемых. Отец Бернар знает про свою «болезнь», как он ее снисходительно называет, и не раз говорил о ней церковному начальству, а его оставляют на растерзание опасному искушению, с которым он не в силах справиться. Епископы покрывают преступления, понимая, насколько хрупки позиции Церкви в западном обществе и как их подорвет любой скандал, особенно такой.

Озон предлагает зрителю распутывать клубок личных трагедий, находя в себе силы понять каждого пострадавшего и посочувствовать ему.

источник: iz.ru


Похожие посты

Покаяние Александра Володина

Avtor

XX Международный Театральный Фестиваль «Радуга» пройдет с 23 по 29 мая

Avtor

Британский фермер признался в подделке «Стоунхенджа»

Avtor
Adblock
detector