• Главная
  • Культура
  • В конно-драматическом театре под Петербургом представят премьеру
Культура

В конно-драматическом театре под Петербургом представят премьеру

Театр «ВелесО» начинается не с вешалки, а с петляющей проселочной грунтовки и левады, по которой ходят холеные кони. Здесь нет тяжелого занавеса и лож, а сценой может стать что угодно. Например, рощица с водоемом, который отделяет артистов от зрительного зала. В спектаклях наравне играют люди и лошади, другого такого творческого пространства в стране нет. Сегодняшний день для труппы конно-драматического театра особенный — здесь представят премьеру спектакля «Священный полет цветов» по произведению Александра Введенского «Кругом возможно бог». Создатель и художественный руководитель «ВелесО» Евгений Ткачук говорит, что шел к этой постановке восемь лет.
Евгений Ткачук: Хороший театр надо делать самому. Фото: Наталья Онищенко

Евгений, в истории с конно-драматическим театром лично для вас что первично — лошади или театр?

Евгений Ткачук: Первичен все-таки театр. Идея привлечения в него лошадей — это уже следующий этап. Я вообще-то никогда не планировал сниматься в кино и быть узнаваемой личностью…

Но вы же из актерской семьи.



Петер Этвёш рассказал об ожиданиях от премьеры оперы "Три сестры" в России

Евгений Ткачук: Именно поэтому. Трения моего отца на работе в театре и наши с ним разговоры сложили в моей голове концепцию — хороший театр надо делать самому.

Когда учился на режиссерском факультете ГИТИСа, пришел на конную тренировку — просто так, для себя. Тренер, узнав, чем я занимаюсь, предложила: "А давайте попробуем сделать этюд с лошадьми". Я с удовольствием за это взялся. И у нас получился 45-минутный спектакль "Во имя ее", основанный на истории Троянской войны. Зрелище бессловесное, но довольно масштабное. В постановке участвовало около пятидесяти человек. Это дети, которые жили рядом с конным клубом и ходили глазеть на репетиции. Они располагались на крышах и очень громко комментировали происходившее. Я с ними сначала ругался, а потом загнал в спектакль. Всем понравилось. Это было, наверное, в 2002 году.

Тогда я и понял, что сочетание драматического искусства и конного дела может в совокупности дать очень интересную форму. Кони — грациозные, чувственные, умные создания, с которыми здорово работать на сцене. Потихонечку стала складываться концепция. Надо было искать команду и место для театра. В Москве не получалось — там было как-то дорого и бестолково. Все сошлось здесь, под Петербургом. Не могу сказать, что все у нас идеально, но движение есть, и то, что мы работаем со свободными лошадьми, дает другой уровень открытости, честности восприятия и подачи материала зрителю.


Вы сказали "свободные лошади". Свободные от чего?

Евгений Ткачук: Речь идет о работе без строгих методов. Без уздечек, без шпор, зачастую даже без недоуздка. Только на полном контакте. Вот пока мы с вами разговариваем, перед нами идут занятия "виртуальной кордой". Корда — это такая веревка, которая тянется к недоуздку от человека, который стоит в центре круга и, соответственно, управляет конем. А виртуальная — это как будто бы конь остается на веревке, но веревки-то нет. По системе свободных лошадей работают очень редко. Потому что люди боятся. А на самом деле когда пропадает страх, тогда все и получается.


Сергей Николаевич и Данила Козловский презентовали книгу "Театральные люди"

От чего вы отталкивались, создавая конно-драматический театр? Аналогов-то нет, разве что французский "Зингаро".

Евгений Ткачук: "Зингаро" — это скорее драматический цирк. Но есть театр "Нарты" в Осетии. У них были тяжелые времена, однако сейчас они вроде бы снова начали выпускать спектакли, и мы подумываем о сотрудничестве.


От чего отталкивался? От своих ощущений. И все.

Расскажите о конях-артистах.

Евгений Ткачук: Надо отметить, что кобыл у нас нет. Только жеребцы. Мы не можем позволить себе держать совместно кобыл и жеребцов — работы не будет. Все очень разные по характеру. Восемь жеребцов — восемь мощных энергий.

Первыми стали орловские рысаки Гротеск, Валдай и Медовый.

Гротеск — прима нашего театра. Он совершенно не терпит конкуренции и никогда не гуляет с остальными конями. Но характер Гротеска такой центровой, безусловный, что он подавляет даже значительно более сильных лошадей..

Как же он играет с таким характером? Театр — это ведь командная работа.

Евгений Ткачук: Гротеск играет только солирующие роли. Никаких других коней рядом. Зато людей он слышит очень здорово. Можно сказать, что это самый способный артист.

Валдай — напротив, тонкая натура. Дунешь — убежит. Иное восприятие и человека, и обстоятельств. С ним надо работать совсем по-другому.

Медовый — это такая большая добрая собака, которая любит и поиграться.

Этих троих я купил еще в 2008-м. Остальные стали появляться позже, когда у театра появилось свое место.

Шетлендский пони Капучино — самый молодой из всех (ему всего два с половиной года), но очень смышленый и весьма перспективный.

Еще есть орловский рысак Заботливый, ахалкетинец Шукри-Дон, дончак Боровик и владимирский тяжеловоз Жемчуг. Он очень работоспособный, но иногда в самый неподходящий момент начинает играть и тут же сносит какие-нибудь ворота.

Бывает, что кони ведут себя во время спектакля не так, как запланировано?



Иван Вырыпаев выпустил спектакль в БДТ имени Товстоногова

Евгений Ткачук: Конечно! Да каждый раз. На этом и строится конно-драматическое дело. Кони каждый раз выбирают свою траекторию. Задача человека обыграть это.

То есть один и тот же спектакль каждый раз получается по-разному?

Евгений Ткачук: В принципе, да. Есть незыблемые точки во всех спектаклях, от чего к чему движется действие. Задача актера — протаптывать эту линию.

Кто же они — актеры, работающие с лошадьми?

Евгений Ткачук: Это люди, которые подустали от репертуарных театров, где труппу держит режиссер, распределяющий роли. А у нас здесь идет работа у каждого своя. Вообще вся идея театра строится на саморазвитии. Если человек хочет развиваться — все двери открыты, не придержишь коней. Если не хочет — ничего не получится.

Дело в том, что артистам, которые начинают работать в нашем театре, непросто из-за того, что они никогда не имели дела с лошадьми, особенно свободными. Нужно приобрести определенные навыки, научиться считывать настроение и желания коня, чувствовать его. Это не так быстро. Придя в театр, человек долгое время только лишь ходит на тренировки. А уже потом начинается работа непосредственно в спектаклях.


Бывало, что актеры понимали, что не получается, и уходили?

Евгений Ткачук: Очень много. Особенно в первое время. Собственно, из тех людей, кто начинал обживать эту территорию, осталась одна моя жена. Дело сложное, финансирования у нас нет. Какие-то деньги мы платим, конечно. Но, по большому счету, люди впахивают за идею. Уверен, со временем мы встанем на широкую ногу, и все изменится, но пока так. У нас работает много волонтеров, которые приезжают, просто чтобы помочь театру: стройматериалами, инструментами, мебелью, собственными силами. Все на добровольных человеческих. Что я очень люблю. Считаю, что самый правильный способ существования человечества — это помогать друг другу и обмениваться энергиями.

Сейчас вы представляете премьеру спектакля "Священный полет цветов" по "Кругом возможно Бог" Александра Введенского. Что за странный выбор произведения? Обэриутов вообще сложно ставить, а уж Введенского, да еще с конями… Почему?

Евгений Ткачук: Потому что услышав однажды это произведение, я сразу осознал, что это обязательно нужно поставить. Без вариантов. Я понял, что если не сделаю это, то за материал, может быть, вообще никто никогда возьмется. Работаю над ним уже седьмой год. Долго. Очень сложно было найти команду, которая была бы готова сделать этот спектакль.

По сути это творческое самоубийство. Но, вы знаете, не смотря на то, что "Кругом возможно Бог" читается и слушается странно, на лоне природы оно раскрывается без особых сложностей. И это радует. Там четыре главных персонажа — Бог, Бес, Муза, Поэт…



Владимир Кошевой: Страшно, когда ты что-то делаешь, а тебя не замечают

А при чем здесь кони?

Евгений Ткачук: А кони — это непосредственное проявление живой дышащей энергии Бога.

Помимо спектаклей вы устраиваете еще какие-то мероприятия?

Евгений Ткачук: Мы отмечаем праздники (Масленицу, например) и делаем спектакль-квест "Непридуманные приключения в знаменитом лесу", где зрители вместе с нами бегают по лесу, собирают цветы и ветки, сидят у костра, поют песни и так далее. Такое семейное развлечение с персонажами из знаменитого леса.

Знаменитого?

Евгений Ткачук: Да. Это тоже парафраз из "Кругом возможно Бог". И вообще, надо сказать, все, что мы делаем в театре — это подступы к Введенскому, который уже давно копошится в моей голове.

Это даже пугает. Вы так долго шли к своему Введенскому. Сейчас поставите — и что? Не боитесь опустошения?


Евгений Ткачук: Нет. Материала для конно-драматического театра за эти годы набралось столько, что делать и делать. И на самом деле после этого закрытого гештальта, я уверен, будет проще. Потом что "Священный полет цветов" по своей сложности перекрывает любое другое драматическое произведение.

Кого сложнее научить работе в формате конно-драматического театра — лошадей или людей?

Евгений Ткачук: Людей. У них больше зажимов и проблем в голове. У коня могут быть свои сложности, проблемы с воспитанием. Но это все переучивается буквально за месяц. Главное — чтобы конь был интересующийся. В целом с лошадьми действительно проще. Понятнее.

Про свободу лошадей и людей

Никита Костюкевич, артист театра "ВелесО":

— В "ВелесО" я оказался случайно. Друг пригласил посмотреть открытую репетицию, посвященную Высоцкому. Я приехал, посмотрел — и остался.

Сначала вообще не понимал, что происходит. Первые два месяца просто стоял у забора и смотрел, как ребята занимаются. К коню боялся подходить: это ж не котенок, а пятисоткилограммовая махина. Но потом понял, что они боятся нас гораздо сильнее. Вот мне надо по сюжету перебегать с конем в дальнюю часть сцены. Конь там никогда не был, так мы с ним вчера два часа там паслись, чтобы он понял, что это безопасно. Иначе ему было жутко страшно.

"ВелесО" — это не цирк и не конный клуб, а именно театр.


многом сложнее обычного. Коня не обмануть. Это с партнером-человеком можно схалтурить, а с конем фальшь не проходит. Если ты не в энергии, встал не с той ноги — сцены просто нет. Он это чувствует и не работает. Кроме того, конь может в любой момент повести себя непредсказуемо: отвлечься на запах, пролетевшую птичку. Приходится подыгрывать, отталкиваясь от его желаний. На самом деле, ничего страшного: если конь в контакте с артистом, все складывается как надо. Но даже если выпал из контакта, есть определенная техника, чтобы вернуть его в игру. Все происходит во взаимодействии, без кнута, кони работают, потому что им нравится, и зритель это видит.

Когда я первый раз узнал о намерении поставить Введенского, сразу сказал Жене, что мне это категорически не близко. Совершенно не мое, никогда в жизни не хотел бы браться за этот материал. Говорю, давай попробую, но если не пойдет, ставьте без меня, а я буду помогать с музыкой и светом. Однако потом как-то втянулся. Оказалось, что в этой бессмыслице все написано. И лошадей можно использовать по-разному. В начале спектакля, например, на коне сидит Бог. А сцена часов решена бегом трех коней по кругу. Очень понятные образы.

Раньше я не понимал, как можно сидеть на лошади без седла — это странно. Теперь у меня с седлом вообще не получается, это сооружение кажется нелепым и дискомфортным. Сидя на свободной лошади, ты как будто срастаешься с ее позвоночником, минимальное движение — и лошадь тебя чувствует, считывает все желания.


В репертуарный театр уже не вернусь. Десять лет там проработал: одни и те же роли по разнарядке, одни и те же пересуды в гримерке… Все, хватит. На свободе приятнее. Женя сумел создать театр, где всем хорошо, где актеров никто не заставляет делать то, что им не хочется. Здесь действительно все свободны — и кони, и люди.

Справка "РГ"

Конно-драматический театр "ВелесО" был осонован в 2016 году. Он находится возле деревни Лепсари Всеволожского района Ленинградской области. Артистами в "ВелесО" выступают не только профессиональные драматические артисты-люди, но и кони, которые работают исключительно на свободе. Пространство насыщенно творческими и интеллектуальными объектами. Помимо спектаклей, в нем проходят тренинги, мастер-классы, занятия, выставки, открытые репетиции, творческие чтения и многое другое.

В театре определяют свою основную миссию так: "духовное обогащение посетителей всех возрастов, возвращение к истокам русской культуры, поиск гармонии между искусством и энергетической направляющей природы, популяризация театра, как драматического вида искусства в симбиозе с животным миром в окружении естественных декораций и проявлений природы в разные времена года".

Создатель и художественный руководитель "ВелесО" — Евгений Ткачук, актер театра и кино, режиссер, сценарист. Широкому зрителю он знаком, например, по фильмам "Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов" (Витька), "Тихий Дон" (Григорий Мелехов), "Первые" (Семен Челюскин), "Годунов" (Лжедмитрий) и многим другим. На лето Евгений старается не планировать съемок, чтобы не отрываться от работы в конно-драматическом театре.

источник: rg.ru


Похожие посты

«Дух независимости» назвал своих лауреатов

Avtor

Достояние Гельвеции

Avtor

В ЮАР на телевидении впервые за 19 лет показали межрасовый поцелуй

Avtor
Adblock
detector