Культура

В жизни всегда есть вариации

Знаменитый Зальцбургский фестиваль официально откроется 27 июля. Традиционно предваряет его так называемая Увертюра — недельная программа, одним из ярких событий который стало сольный концерт Игоря Левита, в программе которого музыка Листа, Моцарта и Бузони. Корреспондент «РГ» поговорил с одним из самых интересных пианистов современности.
Вместе с маэстро Юрием Темиркановым Игорь Левит закрыл сезон Петербургской филармонии. Фото: Стас Левшин

Перед концертом в Зальцбурге вы впервые выступили в Большом зале Петербургской филармонии, причем, с эмоционально сложным Вторым фортепианным концертом Прокофьева. Сложно шли репетиции с маэстро Темиркановым?


80-летний Карел Готт отменил из-за болезни свой юбилейный концерт


Игорь Левит: Репетиций было всего две, но мы с оркестром мгновенно поняли друг друга, и с маэстро Юрием Темиркановым понимание складывалось на интуитивном уровне. А Второй концерт Прокофьева, действительно, самый черный, в нем чувствуется психологическая травма, потеря лучшего друга композитора, кончившего жизнь самоубийством, в нем фатализм, которого нет в других концертах Прокофьева.

Будем честны — в мире сегодня немало очень хороших пианистов. Конкуренция вас не волнует?

Игорь Левит: Меня только радует, что рядом есть действительно уникальные коллеги-музыканты. Повод для беспокойства был бы, если бы их не было.

За ходом конкурса Чайковского следили?

Игорь Левит: Моя мама слушала конкурс, присылала мне видео, но у меня совсем не было времени. Вот сейчас, наконец, образовался отпуск длиной в неделю, и я надеюсь посмотреть записи. Очень рад победе флейтиста Матвея Демина, с которым вместе учился.

«Когда альбом готов, все прослушано, сверено, я больше не слушаю записи: они как дети — растут сами по себе»

Сами не планировали принять участие?

Игорь Левит: Нет, не думал об этом никогда. Я принимал участие в других конкурсах, в которых одерживал победы, но после этого ничего особенного не происходило в моей карьере. Наверное, кому-то конкурсы очень нужны, кому-то совсем не обязательны, все зависит от индивидуальности музыканта.


Как молодому пианисту попадать на престижные концертные площадки?

Игорь Левит: Это большой вопрос. Прежде всего, надо знать себя — что ты умеешь, а что нет. Должна сопутствовать удача. Но самый-самый сложный и важный момент — необходимо иметь вокруг себя людей, которым ты не только доверяешь, но и знаешь, что они будут принимать решения не только в свою, но и в твою пользу. Таких людей в нашем мире очень мало. Я имел счастье познакомиться с такими, иначе меня бы сейчас тут не было.

Каждый ваш новый альбом на Sony Сlassical вызывает бурю восторженных рецензий. Насколько записи важны для вашего творчества и карьеры?


Как в концертном зале "Зарядье" собирают гигантский орган

Игорь Левит: Я очень люблю сам кропотливый процесс звукозаписи, поисков звуковых решений. Последняя запись длилась полтора года — были исполнены все сонаты Бетховена на этом же лейбле. Но с того дня, когда уже все готово, я больше не слушаю записи, они как дети — растут сами по себе. В записях отражен я, мои взгляды. Например, почему я ставлю в один ряд цикл вариаций ныне живущего американского композитора Фредерика Жевского, «Гольдберг-вариации» Баха и «Диабелли-вариации» Бетховена, считая эти три сочинения самыми важными вариационными фортепианными циклами.


Думаю, имя композитора Фредерика Жевского вы открыли для многих…

Игорь Левит: В 17 лет я случайно услышал в Ганноверской библиотеке запись его вариаций. Послушал — и как-то просто с ума сошел. Отыскал его мэйл, написал, он ответил, завязалась переписка, которая переросла в дружбу, творческий союз. Он написал для меня цикл из восьми сонат на 40 минут музыки. Фредерик — тяжелый человек, но уникальный. Благодаря ему я, кстати, открыл для себя американского писателя Джеймса Болдуина, перевернувшего мое мировоззрение.

Навигатор

Зальцбургский фестиваль продлится 43 дня (с 20 июля по 31 августа) и предложит гостям 199 спектаклей и концертов. Программа нынешнего, 99-го сезона посвящена мифам.

Наиболее ожидаемая премьера — моцартовский «Идоменей» в постано вке Питера Селларса и Теодора Курентзиса, два года назад уже представлявших на сцене Felsenreitschule (Школа верховой езды) «Милосердие Тита» Моцарта.

Еще один миф — «Медея» Луиджи Керубини, в которой блистала когда-то Мария Каллас, будет поставлена на сцене Grosses Festspielhaus (музыкальный руководитель Томас Хенгельброк). Представят на фестивале и репертуарную редкость — «Эдипа» Джордже Энеску, его капитальное сочинение, которое он называл «делом своей жизни».

«Орфеем в аду» Жака Оффенбаха, отметят в Зальцбурге 200-летие композитора, основоположника оперетты.



В Сатке прошел международный фестиваль классической музыки

Особым событием станет возвращение на зальцбургскую сцену Валерия Гергиева, который в последний раз здесь дирижировал 12 лет назад «Бенвенуто Челлини» Гектора Берлиоза, ошеломив тогда публику экстремальными темпами партитуры, саркастическими звуковыми контрастами, сверканием меди, отточенными ритмами. Спустя 12 лет он возвращается с одной из своих лучших дирижерских трактовок — «Симоном Бокканегрой» Верди. В спектакле, который ставит в Grosses Festspielhaus немецкий режиссер Андреас Кригенбург, будет звездный состав — Лука Сальси (Симон Бокканегра), Марина Ребека (Амелия), Рене Папе (Якопо Фиеско).

Кроме того, в афише снова много музыкантов из России: Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов выступят в концертном исполнении «Адрианы Лекуврер» Чилеа, Ильдар Абдразаков выйдет в «Реквиеме» Верди. В концертной афише имена Григория Соколова, Евгения Кисина, Максима Венгерова, Полины Осетинской, Аркадия Володося.

Подготовила Ирина Муравьева

источник: rg.ru


Похожие посты

Опера как метафора

Avtor

На ярмарке «Наш выбор 27» вручили приз победителю викторины «РГ»

Avtor

Бельканто над Кремлем

Avtor
Adblock
detector