• Главная
  • Культура
  • Вышла в свет книга Ренэ Герра «Культурное наследие Зарубежной России»
Культура

Вышла в свет книга Ренэ Герра «Культурное наследие Зарубежной России»

«Культурное наследие Зарубежной России», Ренэ Герра, «Международная интеллектуальная книга» (МИК)
Книга Ренэ Герра — увесистый том с сокровищами внутри.

О собрании Ренэ Герра ходят легенды — французский славист и исследователь является обладателем настоящих сокровищ, связанных с деятелями культуры русской эмиграции. Сначала поражают цифры: тысячи картин и гравюр, десятки тысяч рукописей, автографов, книг и альманахов, самая крупная в мире подборка дореволюционных открыток… Следом — то, что за ними стоит: письма Марины Цветаевой, целый ряд бунинских раритетов, включая, к примеру, визитную карточку писателя, его прижизненные портреты и фотографии, издания с дарственными надписями Алексея Ремизова, Владислава Ходасевича, Ирины Одоевцевой, Георгия Адамовича.

О ценности же художественной коллекции Герра красноречиво говорит тот факт, что несколько лет назад она была показана в штаб-квартире аукционного дома «Сотбис». У некоторых, чего таить, тогда екнуло сердце, но владелец заверил, что это всего лишь выставка, а о продаже экспонатов не может быть и речи. Еще бы: он хранит подлинники художников легендарного объединения «Мир искусства» — Бенуа, Сомова, Билибина, Добужинского, Коровина, да и не их одних.


При, казалось бы, совершенно уместном слове «коллекционер» Ренэ Герра, однако, морщится. Ему по душе другое — «собиратель», в котором таится гораздо более глубокий смысл.

— Хоть я и француз, но считаю себя в некотором роде «собирателем земли русской», Иваном Калитой конца ХХ — начала ХХI века. Ведь этим ушедшим под воду градом Китежем — русскими поэтами, художниками, писателями, тем, что они создали до и после великого исхода из России, мало кто интересовался лет 30-40 тому назад. Моя любовь была на стороне «изгоев», но я знал, что рано или поздно Россия поймет их значение, — говорит знаток искусства и литературы русского зарубежья.

Для нас его книга — возможность прикоснуться к совершенно другой России, к той, которой Герра восторгался и которую, впервые приехав в Советский Союз в 1966 году, не застал. «Я увидел, что полюбил культуру страны, которой уже не существовало. Для меня это была настоящая трагедия», — будет вспоминать потом он, совершенно случайно еще мальчишкой попавший в среду эмигрантов в Париже и буквально влюбившийся в то, чем они жили.


о русскими собеседниками были люди из эпохи Серебряного века, современники Чехова, а это особое мышление и особое воспитание — в этом убеждаешься, читая его воспоминания. Собственно, само издание представляет собой чередование факсимиле репродукций, фотографий из собрания Герра и его расширенных комментариев к ним. Но комментариев не сухих, а предельно личных и трогательных.


Финалист "Большой книги" Роман Сенчин — о Вампилове и Обломове

И эта книга и вышедшие ранее «О русских — по-русски» и «Когда мы в Россию вернемся…» позволяют понять: коллекция этого «русского француза» — не просто собрание редких вещиц, которыми можно прихвастнуть в статусном обществе, это история любви. Той, которая может стать укором для любого «патриота», ведь один только русский язык Герра вызывает аплодисменты у образованнейшей публики — столь чистого и незахламленного языка, к сожалению, сегодня в России практически не услышать.

«Ренэ Герра воплощает собой тип человека, который неминуемо бы сложился в результате слияния России и Франции в одну этнокультурную общность», так феномен личности пытается осмыслить филолог, писатель Александр Сенкевич.

Осмысливать, впрочем, можно сколько угодно, а собрание Ренэ Герра тем временем пополняется, причем буквально каждый день. «Ни дня без находки», — уверяет он. Так что нас ждет еще много интересного.

источник: rg.ru


Похожие посты

Бен Аффлек сообщил о готовности вернуться в киновселенную DC

Avtor

В Крыму найдут виновных в провале реконструкции Митридатской лестницы

Avtor

Что такое тиара — миф или реальность?

Glavnii
Adblock
detector