Культура

«Здесь воюют мертвые…»

Власти Севастополя в преддверии Дня Победы вновь заговорили о создании музея на 30-й береговой батарее, которая сейчас — закрытый военный объект. Корреспондент «РГ» побывала в уникальном сооружении и узнала, какие тайны хранит подземный бастион.
Башни с 305-миллиметровыми орудиями были сняты с линкора "Полтава" 1914 года постройки. Фото: Юлия Крымова/РГ Огонь на 360 градусов

Решение о постройке крупнокалиберных дальнобойных батарей на всех российских флотах было принято после событий 1905 года — Цусимского сражения и обороны Порт-Артура. Японские корабли беспрепятственно обстреливали наши позиции, а снаряды с берега попросту не долетали до них.


Музей обороны Севастополя стал заповедником

В 1913 году в Севастополе начали одновременно возводить 30-ю и 35-ю бронебашенные батареи. Работы прервала Первая мировая война, а затем революция и Гражданская война. Стройка возобновилась в 1925 году, но сдали 30-ю батарею лишь перед самой Великой Отечественной.


Батарея построена в толще холма, на поверхности только две орудийные башни. Она могла вести огонь на 360 градусов по площади 5000 квадратных километров. Когда немцы прорывались к Севастополю, башни были повернуты в сторону суши.

— 30-я батарея открыла огонь 1 ноября 1941 года по колонне противника, идущей между Бахчисараем и Чистеньким, — рассказывает начальник отделения обслуживания специальных фортификационных сооружений ЧФ, капитан-лейтенант Сергей Воронков. — Пристрелялись и двумя снарядами накрыли колонну, уничтожили 80 единиц боевой техники, разогнали два батальона пехоты.

"Дора" не справилась

Немцы попробовали разбомбить форты авиацией. Но сбрасывать бомбы мешали наши зенитчики и истребители. Да и пробить 30-сантиметровую броню башен было непросто, авиаснаряды рикошетили и не наносили урона.


Раскопки на четвертом бастионе раскрыли загадки Крымской войны

Поэтому к третьему штурму Севастополя в мае 1942 года в Крым пригнали три супертяжелых осадных орудия — пушку "Дора" и две мортирные установки типа "Карл". Их везли в Крым по частям в строжайшей секретности.


— Под Бахчисараем выселили целый жилой район и начали строить позицию для "Доры", — продолжает Сергей Воронков. — Она прослужила две недели, произвела до 50 выстрелов по Севастополю. Бронебойные снаряды весом семь тонн летели на 35 километров и могли пробить бетон толщиной восемь метров и броню до метра. Немцы приписывали ей уничтожение наших позиций, чтобы оправдать ее изготовление и доставку в Крым. Но на самом деле "Дора" была неэффективна и не отличалась точностью стрельбы — разлет снарядов составлял от 50 до 850 метров. Пушку разобрали и больше нигде не использовали.

Тогда в ход пошли мортирные установки "Тор" и "Один". Немцам удалось их тайно доставить в Крым, протащить до расстояния 2,5 километра к 30 батарее и вести обстрел из укрытия. Снаряды летели каждые 10-15 минут.

— Из 200 снарядов, выпущенных по батарее, семь нанесли самый большой ущерб, — говорит капитан-лейтенант.

Когда противник подобрался на расстояние ближе двух километров, стрелять из башенных орудий стало опасно. Командир батареи Георгий Александер дал приказ укрыться внутри. К 14 июня батарею взяли в кольцо. В уцелевшие орудия первой башни забивали мусор, битое стекло, посуду, щебенку, пороховой заряд и палили по противнику.

Пробиться через корабельные двери немцы не смогли — ни пробить, ни срезать автогеном. Тогда попытались проникнуть через проломы в башнях, залили дизтопливо и масло, чтобы выжечь защитников. Но те заложили взрывчатку, вход завалило. 26 июня немцам удалось взорвать дверь. Они прорвались внутрь, но батарею еще не взяли.



В Севастополе восстановят парк "Максимова дача"

— Наши бойцы открывали двери в коридоре в шахматном порядке и из-за них вели стрельбу, — говорит Воронков, показывая следы от разрыва гранат и пуль на толстой, четырехсантиметровой броне. — Несколько раз сходились в рукопашной, немцы отступали, наши ставили растяжки. Противник стал закачивать слезоточивый газ. Защитники спустились вниз по 30-метровой шахте и ушли в 650-метровую потерну, ведущую к командному пункту. Немцы стали загонять своих солдат, чтобы те расчистили проход от тел. Они выскакивали обратно, срывали противогазы и кричали: "Здесь воюют мертвые"! Под каждым телом лежали гранаты без чеки.

Прошло еще не менее 10 дней, прежде чем последние защитники батареи, потеряв надежду, стали выходить наверх и сдаваться.

Командир батареи Георгий Александер смог уйти из захваченной батареи, но наткнулся на патруль. Был доставлен в симферопольское гестапо, его пытались переманить. Александер не поддался, по одним данным, был расстрелян, а по другим — умер от пыток.

Пушки с линкора

После войны было решено восстановить 30-ю батарею, которая не была подорвана изнутри, в отличие от 35-й. Работы длились до 1953 года, и тогда на ней установили первую и четвертую башни с царского линкора "Полтава". Вторая и третья башни стоят на острове Русском во Владивостоке.


— Корабелы назвали его непотопляемый линкор: между башнями 10 тысяч километров — не потопишь, — говорит Воронков.

Все узлы и механизмы на батарее до сих пор в рабочем состоянии: система подачи снарядов, орудийные склады — все это как будто вчера стояло на боевой службе.


На месте военного завода в Севастополе обнаружили памятники истории

Однако после 1991 года батарея была законсервирована и могла бы пойти на металлолом, если бы не Крымская весна.

До развала СССР на 30-й батарее базировался ракетно-артиллерийский полк, занимавший территорию 60 гектаров. Кроме массива батареи, она включала парк боевых машин и жилой военный городок. А когда полуостров перешел в юрисдикцию Украины, береговые войска были сокращены, новые власти урезали территорию батареи до 15 гектаров и распродали всю землю вокруг под индивидуальное строительство.

— Местные власти хотели ее списать, как базу подводных лодок в Балаклаве, которая была разграблена. Если бы не весна 2014-го, батарею ждала бы та же судьба. До 1991 года она была боевой единицей, несла дежурство, а потом 25 лет существовала между небом и землей: спишут — не спишут, — вспоминает командир.


Участки "нарезали" вплотную к забору воинской части. Наделы есть и на самом массиве батареи, и даже у часовни, построенной в память о защитниках города. Но 30-я батарея включена в реестр объектов культурного наследия Севастополя, а значит существует охранная зона, где строить нельзя.

Однако при подготовке документации подрядчик даже забыл включить в границы объекта культурного наследия командный пункт батареи, который находится на соседнем холме и соединен с ней подземной потерной. Общественники и ветераны ЧФ добиваются от чиновников внесения поправок и присвоения статуса охранной зоны для всего форта.

Будет ли музей?

О музее на 30-й батарее заговорили в 2017 году, когда рядом с ней было решено разместить площадку филиала парка "Патриот". Там уже проходят военно-тактические игры, в минувшие выходные состоялись соревнования по страйкболу на кубок командующего войсками Южного военного округа. Вместе с тем, после модернизации батарея могла бы снова стать боевой единицей. Окончательное решение о будущем батареи не принято. Но все стороны согласны, что ее надо сохранить как уникальное укрепление с вековой историей.

Кстати

После возвращения Крыма в Россию на 30-й батарее стали организовывать ознакомительные посещения для школьников, студентов и взрослых в рамках патриотического воспитания. Но для массовых экскурсий она не приспособлена. Подобный объект нельзя назвать музеем и тут же открыть двери для всех жалеющих. Потребуются масштабные работы по обеспечению безопасности посетителей, организации маршрутов. Необходимо провести ремонт помещений, поменять коммуникации и электропроводку 1950-х годов, принять противопожарные меры, закрыть опасные участки.

источник: rg.ru


Похожие посты

Шестой фестиваль «Пасхальный дар» пройдет с 25 апреля по 5 мая

Avtor

Победитель «Евровидения-2019» скрыл свою ориентацию ради голосов

Avtor

Радио с видео

Avtor
Adblock
detector