Образование

Гунны — это кочевой народ. Атилла — вождь гуннов. История

Полторы тысячи лет назад земля от Китая до Франции дрожала под копытами конницы гуннов — загадочных, жестоких и непобедимых завоевателей.
Гунны. Дикое племя азиатских кочевников. Полторы тысячи лет назад они возникли ниоткуда и так же загадочно исчезли, пройдя по Евразии стремительным вихрем.

Невероятным образом гунны создали одну из мощнейших империй в истории человечества, сплотив разные народы. И именно гунны – загадочный народ, чьи следы затерялись в истории пятнадцать веков назад – могут прояснить много темных пятен российской истории.

Справка:
Хунну(монг. хнн, кит. сюнну) — по версии науки это древний кочевой народ, с 220 года до н.э. по II век н.э. населявший степи к северо-востоку от Китая. Хнн в переводе с монгольского означает «люди, народ». Они вели активные войны с китайской империей Хань, которая для защиты от их набегов воздвигла Великую китайскую стену (Кстати, на этой стене бойницы почему-то смотрят на юг, в сторону Китая. Так-что, кто ее строил и кто от кого защищался — вопрос).
В ходе войн с Китаем сюнну сумели консолидироваться в единую державу, подчинившую племена соседних кочевников. В результате войн с китайцами, а также междоусобиц, хуннская держава распалась и хунну разделились на несколько народов.


Согласно широко распространённому мнению, часть хунну дошла до Европы и смешавшись с уграми, стала называться гуннами. Часть хунну смешались с северными китайцами. В IV—V веках н.э. выходцы из этого племенного союза даже возглавляли царственные династии в Северном Китае.
Гунны – союз племен, образовавшийся во II—IV вв. в Приуралье из хунну, прикочевавших сюда во II в. из Центральной Азии, и местных угров и сарматов. Гунны создали огромное государство от Волги до Рейна. При полководце и правителе Атилле гунны пытались завоевать всю Западную Европу (середина V в.). Они покорили аланов на Северном Кавказе, опустошили Сирию и Каппадокию в Малой Азии, разгромили государство готов Германариха в Крыму, подчинили остготов в низовьях Днепра, прогнали вестготов во Фракию. Обосновавшись в Паннонии (территория нынешней Венгрии) и Австрии, стали совершать набеги на Восточную Римскую империю.

Наибольшего территориального расширения и мощи гуннский союз племен (в него входили булгары, остготы, герулы, гепиды, скифы, сарматы и ряд других племен) достиг при Аттиле (правил в 434 – 453 годах). В 451 году гунны вторглись в Галлию и на Каталаунских полях потерпели поражение от римлян и их союзников – вестготов и франков.
После смерти Аттилы и возникших внутри империи распрей, империя гуннов распалась, и они исчезли как народ, хотя их имя ещё долго встречалось в качестве общего наименования кочевников Причерноморья.


Гунны — русский след в древней истории.
В начале первого тысячелетия нашей эры на юге России возникла столица (Итиль?) империи таинственного народа, который современники называли гуннами. Сегодня их принято считать дикими азиатскими варварами, поработившими разные племена. Но есть факты в пользу того, что русские земли никогда не были под гнетом кочевников. Так кто же на самом деле были гунны? И что же загадочного в них, если мы так много читали об их правителе Аттиле? Кошмар западной цивилизации, нашедший свою гибель на брачном ложе. Сколько о нем сказано, написано и даже снято фильмов!

И все же о гуннах мы практически ничего не знаем, кроме их войн сначала с готами, а потом с Римской империей. Но до того как воевать с римлянами, гунны должны были откуда-то прийти, а до того где-то жить и развиваться. Не возникли же они в одночасье сразу на лошадях и с оружием?
Откуда они взялись между Волгой и Доном, и откуда появилось само название этого народа?
На этот счет существуют три гипотезы. Первая, официальная гипотеза науки отождествляет гуннов с монголоидным народом, пришедшим в Европу из глубин Азии. Эту версию отстаивал и российский историк-этнолог Л.Н.Гумилев.


а изложена выше.
Что же получается? Сначала хунну — сюнну были основательно побиты у себя в Китае, потом зачем-то потащились через всю Сибирь и каменистые пустыни Северного Китая на Волгу.
Правда, сами китайцы от такой сомнительной чести открещиваются, утверждая, что для них в принципе невозможен иероглиф «хунну», а, следовательно и такое название народа. Но кто их будет слушать-то? В Западной Европе лучше знают, что китайское, а что нет. Сказано китайские, значит, китайские!

Получается, что довольно жалкие остатки недобитого племени, пройдя половину Евразии, оказались в состоянии разбить аланов, все племена живущие по Черноморскому побережью и даже сильное королевство готов с его могучим войском, а потом «разобраться» с Римской империей? Верится с трудом.
Хунну(сюнну) в Китае имели весьма развитую и своеобразную культуру, которую почему-то напрочь забыли по пути к волго-донским степям. Напротив, они умудрились полностью освоить и признать своей, культуру племен, живших по берегам Волги и Дона.
И свой собственный язык настолько прочно забыли, что не прибавили ни единого китайского слова в речь местного населения.
Странные эти хунну, которые сюнну.
Конечно, римляне, описывая гуннов, мрачных красок не жалели.
Их можно понять, завоеватели с востока (а для римлян восток все, что за Истром — Дунаем) должны были вселять ужас, иначе грош цена самим римским легионам. Поэтому внешность у «ужаса Европы» получилась в рассказах немыслимо уродливая: вместо глаз дыры, борода клочьями, лица изрубцованы с самого рождения (прежде чем дать новорожденному материнскую грудь, им якобы наносили мечом раны на лице).


r /> Но это россказни, а вот на портале Реймсского собора есть барельеф, изображающий гибель епископа Никасия от рук жестоких гуннов. Гунны на нем в кольчугах и с оружием, спутать их со святыми и плакальщицами невозможно. Конечно, выражение лиц у убийц далеко не благостное, но ничего уродливого или страшного в них нет. И бороды не клочьями, а либо отсутствуют, либо аккуратно пострижены. Прически весьма аккуратны, и раскосости в глазах не заметно даже при самом внимательном разглядывании. А ведь могли бы изобразить узкоглазыми уродами…
А вот что писал византийский посол Прийск Панийский. В 449 году он отправился к гуннскому царю Аттиле, переговорить о размерах римской дани. Дипломат был уверен, что увидит шатры из конской кожи и немытых всадников. Но столица гуннов поразила его. Город находился через три реки к северо-востоку от Дуная и был выстроен из дерева. Царский дворец с резными теремами возвышался на горе. Гостей встречали хлебом-солью, медом и квасом. А девушки в длинных платьях водили хороводы, празднуя прибытие гостей…

Летописцы свидетельствуют — люди Аттилы были в основном со светлыми волосами и голубыми глазами. Сам Аттила был родом с Волги. Его страна называлась Буляр (Булгар?), а основал ее прадед Аттилы царь Баламбер. Некоторые историки читают его имя как Владимир.


ата Аттилы звали Блед, что иногда звучит как Влад. А в древнебулгарской летописи «Гази-Барадж тарихы» (некоторые историки считают эту летопись подделкой) написано настоящее имя самого Аттилы — Мстислав.
Кроме того, римляне рассказывали, что гроза Римской империи великий и ужасный Аттила прекрасно владел несколькими языками, был весьма сведущ во многих философских вопросах. А сестра римского императора Валентиниана Гонория просила предводителя гуннов о помощи против собственного братца, обрекшего ее в угоду своим политическим амбициям на девичество. В знак своего почтения она даже прислала Аттиле перстень. Правитель гуннов воспринял это как предложение руки и сердца, и потребовал за женитьбу на перезрелой красотке половину империи в качестве приданого.

Вообще-то сестра императора Валентиниана II Юста Грата Гонория благочестием и приличным поведением не страдала с юности. А когда ей перевалило за 30, завела роман с прокуратором Евгением и забеременела от него. Растлевать пусть и давно совершеннолетних сестер императора не позволительно никому, чиновника казнили, а любвеобильную красотку отправили с глаз долой в Византию и там обещали в жены престарелому сенатору Геркулану. Но Гонория решила бороться за свое будущее и отправила евнуха Гиацинта к Аттиле с перстнем, и просьбой о помощи.
Гунн, видимо не слишком разбиравшийся в хитросплетениях римской политики и женской логике, в свою очередь направил послание к Валентиниану II с сообщением, что уже помолвлен с его сестрой и потому требует, чтобы ей не чинили никаких препятствий.


жет, император и отдал бы строптивую красотку Аттиле, но требование присовокупить в качестве приданого половину империи показалось наглостью. Аттиле ответили, что Гонория давным-давно замужем, а потому помолвленной ни с кем быть не может.
Вряд ли самому гунну была уж так нужна подержанная императорская сестрица, но отказ оказался замечательным поводом для нападения, чем гунны и воспользовались. Сведений о Гонории после этого в источниках не было. Может, ее просто удавили, чтобы не объявила о помолвке еще с кем-то? А ее евнуха Гиацинта подвергли жестоким пыткам и казнили.
Такая вот трагичная история. Так был ли Аттила, у которого просила помощи Гонория, полным уродом? И имел ли он монголоидную внешность?
Вторая гипотеза связывает гуннов с белой расой гиперборейцев.
Известно, что примерно 70 – 110 тысяч лет назад на севере Европы началось оледенение, названной Валдайским. Произошло оно или из-за того, что Гольфстрим изменил направление своего течения, или произошла литосферная катастрофа, в результате которой погибла цивилизация гиперборейцев. Уцелевшие люди вынуждены были мигрировать на юг.
Примерно 15000 лет назад ледник закупорил стоки многоводных сибирских рек, в результате чего вся Западно-Сибирская низменность, европейская часть России и Туранская низменность постепенно превратились в одно гигантское озеро. Люди вынуждены были спасаться на возвышенных местах, одним из которых был Урал.


Примерно 11600 лет назад воды этого озера нашли себе выход через будущий Босфор и Дарданеллы в Эгейское и Средиземное моря, превратив их в то, что мы видим сейчас. А до этого Гибралтарского пролива не было и само Средиземное море представляло из себя мелководное озеро с большим количеством островов. Естественно, что после образования Босфора были затоплены огромные прибрежные территории — произошел библейский Потоп.
Русская равнина стала постепенно подсыхать, покрываться лесами и буйной растительностью. Гольфстрим опять потек куда надо, ледник отступил и люди начали мигрировать.
Одни пошли на юг, другие – на запад, третьи — на восток, четвертые — обратно домой на север. И вот здесь нам помогает индоарийская «Махабхарата» и русская «Велесова книга».
Неоценимым достоинством этих книг является то, что они охватывают период от исхода руссов-ариев из Холодной Земли – Гипербореи(Махабхарата) и очень подробно(Велесова книга) – «за тысячу пятьсот лет до Дира», то есть от 700 лет до новой эры.

Рассказывается и о том, что арии, двигаясь на юг, дошли до «Земли Арийской»(Индии) и до «Края Иньского»(юг Сибири, Алтай, Монголия, Китай). В книге говорится, что в «Крае Иньском» нашим предкам не понравилось и они пошли обратно на запад, и пришли в Семиречье(Средняя Азия), где в «злачных степях жили долго». А оттуда — на Волгу и причерноморские степи.
А то, что они были в Китае, много свидетельств.


этом говорят китайские хроники и археологические раскопки на севере Китая и на Алтае, где найдены множество захоронений белых людей – тохаров. И среди первых китайских императоров были голубоглазые белые люди.
В книге писателя Юань Кэ «Мифы Древнего Китая» говорится о неком мудреце и придворном историке Лао Цзы (буквальный перевод – старый мудрец), имевшем настоящее имя Ли Эр и жившем примерно за 500 лет до н.э. Оказывается, Ли Эр по своему происхождению не был китайцем. Он родился в деревне Цюй-жень волости Ли уезда Ку удела Чу в районе нынешнего Пекина, где в то время жили не китайцы, а племена каких-то белых, которых китайцы называли «Ди». Эти белые Ди примерно за 1000 лет до новой эры создали там свое государство, получившее название Чаосянь или Сянь-юй со столицей в городе Пьхин-сян-чен (Пекин?). Упоминается также, что в 5 веке до н.э. племена белых Ди навсегда покинули Китай и ушли куда-то на север, а затем повернули на запад, где вскоре китайцами стали упоминаться как племена юечжи, то есть племена кушан и тохар, образовавших впоследствии огромное Кушанское царство.
И Традиционное изображение Ли Эра позволяет нам убедиться в том, что он действительно не был монголоидом.

Третья гипотеза: Вернемся к гуннам, впервые появившимся на Волге где-то во II веке. Все же, откуда они пришли? А если поискать не в китайских заграницах, а где поближе, например, среди своих? Чем не гипотеза?
Берем, например, в руки карту Архангельска и если от Архангельска плыть на северо-запад, вдоль берега Двинской губы, то в 170 км встречается Унская губа (на карте она очень хорошо видна, уютный такой заливчик, на ее рогах Унский маяк и Пертоминск).


залив Унский. И река в этот залив впадает под названием Уна. И село старинное на ней есть Уна. И Унозеро тоже есть. И вообще множество мест с таким названием. И местность раньше называлась Унской. Только писалось все это с двумя «н» — Унна, Унно, Унны.
А если от Унской губы подняться вверх по Двине и по Онеге, то до Дона и Волги рукой подать. А тогда этим путем передвигались часто, получалось, плыли из Белой Руси в Синюю (среднюю) и дальше Красную (южную) к родственникам, и волоки были хорошие. А беспокойных и жаждущих приключений на свои и чужие головы (и их противоположность, из которой ноги растут) всегда хватало и на Руси тоже.

Не об этих ли северных гуннах, потомках тех же гиперборейцев, живших на севере за Меотийским болотом (Азовским морем) у самого Ледовитого океана, писали римские историки? Они же однозначно указывают, что основу непобедимого войска Аттилы составляли славяне. И посол Приск Панийский, отправленный к Аттиле, описывает обычаи гуннов как чисто скифские, у него между словами проскальзывает, что «у скифов так положено». Что это за завоеватели, которые перенимают обычаи побежденных? Мало того, посла потчевали медом и квасом. И где китайские сюнну научились варить русские меды и квас?
Хорошо известен также рассказ Прокопия Кесарийского о первой стычке гуннов и готов.


вшие в Крыму готы считали себя недосягаемыми, потому как были защищены со всех сторон морем и узким перешейком. Но однажды молодые гунны, охотясь за оленем, преследовали его до самого морского побережья. Оленя почему-то водная гладь не смутила, он спокойно вошел в воду, но не поплыл, а продолжал шагать.
Так гунны открыли для себя возможность перейти в Крым, едва замочив ноги. И попасть в глубокий тыл к загородившимся неприступными валами готам.
Здесь одно «но». Прокопий Кесарийский утверждал, что олень помог гуннам перейти… Боспор (это Керченский пролив!).
Керченский пролив можно было перейти вброд только за много тысячелетий до н.э., когда Азовского моря вообще не существовало. Но ко временам гуннов, как и сейчас, лезть в воду Керченского пролива, не умея плавать, не советую. Да и умея тоже. Недаром греки назвали его Боспором Киммерийским, словно подчеркивая своенравность, похожую на своенравность своего Босфора.

Скорее, олень и за ним гунны перешли вброд Меотиду (Азовское море) не через Боспор, а в другом месте. Оно вообще мелкое, но есть длинная коса, называемая Арабатской стрелкой (именно так, а не Арбатской, как ее часто зовут). Тянется эта коса с побережья Азовского моря к побережью Крыма. Вот там возможно.
Как бы то ни было, гунны оказались в глубоком тылу у готов и загнав в угол столь успешных воинов, окончательно поверили в себя. С той поры началось их восхождение к вершинам власти в Причерноморье, а потом и большой части Европы. Напомню, что только папе римскому удалось уговорить Аттилу не громить Рим (кстати, он даже советовал императору отдать сестру вождю гуннов). А первую серьезную победу на Каталаунских полях над гуннами одержали только в 451 году, почти через 70 лет после их активного появления на исторической сцене. Да, собственно, и поражения гуннов не было, просто Аттила не одержал победу.
А теперь попробуем проанализировать.
Если исходить из гумилевской версии о тождественности гуннов и сюнну, то получается, что, разбитые в Китае, они бодрой рысью домчались до волжских степей и там почему-то надолго осели. Так надолго, что успели перенять обычаи и даже язык местного населения, под влиянием местной кухни потеряв узкий разрез глаз.

А весьма воинственное местное население почему-то приняло восточных гастролеров чуть не с распростертыми объятиями. При этом гунны-сюнну напрочь забыли свой язык, потому как ни единого китайского слова у местных не прибавилось. Но стоило парням перейти вслед за оленем Арабатскую стрелку, как у кочевников вдруг проснулась генная память и они решили отомстить готам за обиды, нанесенные другими в Китае. И пошло-поехало…
Как-то не очень вяжется.

А если предположить, что Гунны — это не далекие китайские сюнну, а беломорские унны, приплывшие к сородичам в Красную Русь, где они вполне могли найти себе применение. А также могли спокойно научиться управлять лошадью и усовершенствовать свое воинское умение. Естественно, что приплыли не женщины с детьми, а прежде всего воины. Вот тогда понятно и непротивление со стороны местных, и отсутствие языковых барьеров, и «забывчивость» по отношению к китайской культуре, языку и обычаям (посмотрите на карте расселения скифов, границы праславянского языка, у Белого моря как раз кружочек праславянского языка). А также отсутствие у гуннов на барельефах монголоидной внешности. И можно не объяснять утверждения древних историков о происхождении гуннов с берегов Белого моря тем, что они (историки) просто не имели перед глазами карты и потому перепутали Китай с европейским побережьем Северного Ледовитого океана.
Вообще, это интересная тенденция — объяснять все, что не вписывается в выдуманную теорию, недостатком знаний у древних.
Может, стоит лучше внимательней изучать их труды? Мало ли что еще найдется, хотя и опровергающее устоявшиеся теории знаменитых личностей, но зато хорошо объясняющее нелепости в их интеллектуальных умозаключениях…
Хотите еще об Аттиле? Довольно загадочная личность. Ему приписывают (возможно, так и было на самом деле) исключительную жестокость. Но одновременно признают ум и образованность. Случай с Гонорией может означать как потрясающую наивность, так и хитрый расчет.
У него было много жен, а еще больше просто наложниц и рабынь.
Вера позволяла осчастливливать столько женщин, сколько приглянется. И все же умер он из-за женщины. Возможно, она прямо в гибели Грозы Рима не виновата, но при этом присутствовала. Еще бы, ведь все произошло в их первую брачную ночь!
Это тот случай, когда человек остался в памяти потомков, буквально ничего для этого не сделав. Ильдико была очередной женой, присланной каким-то из германских племен для упрочения расположения Аттилы. О самой девушке известно лишь одно — она была очень красива. Конечно, плохих не держим.

Бурное свадебное застолье закончилось как обычно — уединением молодоженов. Утром, удивленные долгим сном своего господина, слуги рискнули войти в спальню и обнаружили Аттилу мертвым, а девушку рыдающей над ним. Гроза Европы захлебнулся кровью, идущей из носа. Будь он трезвым или хотя бы бодрствующим, этого могло не случиться.
Поверить в смерть от банального носового кровотечения человека, проведшего всю жизнь на коне и с оружием в руках, тяжело, поэтому тут же придумали множество версий о том, что Ильдико «засланный казачок», о пронесенном ею яде, о кинжале… Но факт от этого не изменился: Аттила погиб во время брачной ночи, захлебнувшись собственной кровью, хотя до того с легкостью двадцать лет проливал чужую.

И похоронен он тоже своеобразно (через много столетий нечто подобное сделает Чингисхан, кстати, по монгольским хроникам тоже белый и голубоглазый): на время отвели воды реки, а после помещения на дно гроба с телом Аттилы воду вернули на место.
А куда гунны делись? Тут снова загадка для историков. Довольно быстро после смерти последнего сильного вождя Аттилы гунны вдруг рассосались сами собой! Были и не стало, никуда не ушли, не погибли на полях сражений, не вернулись восвояси в Китай… Просто утекли, как вода в песок. Так не бывает с сильными народами. Они не появляются ниоткуда и не уходят в никуда.
Но стоит вспомнить, что в знаменитой битве на Каталаунских полях армия грозного гунна Аттилы состояла почти полностью из германцев. Куда девались эти германцы после смерти предводителя? Снова стали германцами и вернулись в свои племена. А остальные?
Точно так же. Гунны снова стали сарматами, германцами, готами, гепидами и так далее, то есть теми, кем были до вступления в войско Аттилы. Недаром тот же посол Приск называл гуннов синонимом слова «сброд». Кстати, имя Аттила явно готского происхождения и означает… «папочка». Получается, во главе обыкновенной, хотя и очень дисциплинированной банды стоял пахан (папочка) Аттила. Но стоило сильному папочке отдать концы, как банда попросту распалась. Так обычно и бывает.

Так может, и не было никакого Великого переселения народов?
Никто из Китая на Волгу, а потом по всей Европе не переселялся (потому и не добавилось монголоидных маркеров у европейцев)?
Просто сначала очень беспокойная молодежь Беломорья отправилась искать счастья у дальних родственников ближе к морю Черному.
Освоившись на новом месте, они стали основой военного союза таких же неугомонных под названием ГУННЫ (от своего прежнего УННЫ, как, кстати, их довольно часто называли и римские историки).
Точно так же через несколько столетий образуется братство варягов и викингов. Викинги не имели ярко выраженной национальности, просто беспокойные и сильные мужчины Скандинавии (и того же Кольского полуострова, и Беломорского побережья тоже) попытались искать счастья на стороне. Викинги тоже перевернули Европу, но, передвигаясь на судах, они просто не могли вовлечь в свои перемещения кого-то еще. А гунны двигались по суше, с ними за компанию идти было куда проще.
Почему же тогда постоянно упоминаются большие перемещения народов? Во-первых, каких народов и куда? По причерноморским степям племена передвигались постоянно и никто это Великим переселением не называл. Во-вторых, вполне естественно, что искатели приключений гунны увлекли за собой немало местной молодежи, в том числе дамской. Герои, пусть даже головорезы, всегда популярны. А уж когда им еще и удалось столько завоевать…
Кто же откажется отправиться за победителем даже на край света, тем паче покорять Великий Рим? Это мамы остались дома, а дочери сели в повозки или даже на коней и за кавалерами следом…
Кстати и Велесова книга признает, что, немного посомневавшись, русы встали на сторону гуннов. То есть сначала убедились, что у вчерашней банды в общем-то получается и решили присоединиться, пока не стало поздно.

Почему гуннам удалось одержать столько побед, по сути, поставив на колени могучую Римскую империю? Во-первых, сама Римская империя переживала не лучшие дни, во-вторых, железная дисциплина и желание взять мир на кончик своего меча сделали из гуннов и примкнувших к ним отменных воинов, в-третьих, тот же кураж…
Получается, что война готов и гуннов была вроде гражданской между своими? Да, так. Вчерашние (если не изгои, то уж не главные) показали кузькину мать сначала своим старшим, а потом и всем остальным, до кого успели добраться. О войске гуннов как о сброде кого угодно, пишут практически все историки древности и те, кто был лично знаком с самими гуннами. Приск, например, рассказывал об одном из гуннов, который при ближайшем знакомстве оказался… греческим купцом! Но как мог стать гунном вчерашний грек? Можно сменить внешность, даже пол, но стать китайцем, родившись в Греции, невозможно. Если только гунны действительно не название вольницы, основой которой были унны Беломорья.
Можно не принимать две последние версии, но приходится признать, что приход монголоидных гуннов из закоулков Китая не объясняет вообще ничего, зато вопросов ставит великое множество.
А Гумилев Лев Николаевич?.. К сожалению и гении не всегда правы. Уж очень он любил Степь, а потому слишком стремился вывести из нее всех великих, кроме разве тех, кто жил на юге Африки.

Древние о гуннах.

Римский историк IV века по Р.X. Аммиан Марцеллин, знавший Гуннов лишь понаслышке, говорит о них как о народе будто бы кочевом, жившем за Миотийским (Азовским) болотом.
«Они, – повествует этот историк, – имеют зверские нравы и отвратительную наружность; в детстве надрезывают себе подбородок, лицо и щеки, чтобы не могли расти волосы. При величайшем безобразии лица, кости у них крепкие, плечи широкие и притом они так нескладны, и нестройны, что кажутся как бы двуногими скотами. Для изготовления пищи не имеют надобности ни в огне, ни в пряностях; питаются дикими кореньями и сырым мясом, которое кладут вместо седла на лошадь и распаривают скорою ездою; земледелие им чуждо; постоянных жилищ они не знают, с детства скитаются по горам и лесам, и привыкают переносить стужу и голод. Одежда их полотняная или сшитая из кож лесных мышей; они переменяют ее только тогда, когда она лоскутьями свалится с тела. Они неразлучны со своими малыми, но крепкими лошадьми, на которых едят, пьют, спят и отправляют все дела; даже на общественных совещаниях все сидят верхом. Грязных жен и детей своих возят за собою в телегах. Стыда и пристойности не знают и не имеют никакой религии; непомерная алчность к золоту побуждает их к набегам. Оружие их – копья и стрелы с заостренными на конце костями; они умеют искусно бросать арканы на неприятелей.
В движениях своих чрезвычайно быстры, внезапно налетают на вражеский строй со всех сторон, задирают, рассеивают, убегают и потом опять неожиданно нападают… У них больше всего хвастаются убийством врагов, а вместо того, чтобы снимать оружие, они снимают с них головы, сдирают кожу и с волосами вешают на груди коней».
В другом месте Аммиан говорит, что «Гуннам царская власть неизвестна; они шумно следуют за вождем, который их ведет в битву» и т.д.
Достоверно известно, что названный историк непосредственного знакомства с этим народом не имел, а заимствовал сообщенные им сведения от других лиц, а именно: в описании наружности и образа жизни Гуннов, их нравов и обычаев он слово в слово повторил Трога Помпея (I в. до Р.X.), повествующего о жизни вовсе не гуннов, а легендарных Киммерийцев или Кмеров, изгнанных будто бы в глубокой древности скифами из нынешней южной России за Кавказ, в Малую Азию (по Геродоту). Это описание, перенесенное на Гуннов, благодаря страху пред их губительным нашествием на Западную Римскую Империю, дало повод римским историкам увеличить эти страхи до фантастических размеров, а позднейшим причислить этот народ к монгольскому племени, вышедшему будто бы из неведомых глубин Азии.
Между тем Клавдий Клавдиан (конец IV и начало V в. по Р.X.) ясно и определенно говорит, что Гунны жили по восточной стороне Танаиса (Дона), считавшегося тогда границей между Европой и Азией. Местность эта для западных жителей была крайним востоком, а для нас юго-восточная Россия, где протекал Дон и Волга.

Иорнанд, писавший спустя около ста лет после смерти Аттилы, последовавшей в 453 г., основываясь неизвестно на каких источниках, обрисовал наружность этого вождя так: «Малый рост, широкая грудь, волосы с проседью, курносый, смуглый – он являл черты своего племени». Одним словом, описывает его в самых непривлекательных красках, хотя выше он говорит о пытливом взоре Аттилы и гордой его осанке.
Далее Иорнанд, повторяя слова Трога Помпея и Марцеллина о безобразии Гуннов, говорит, что те, кто мог бы противостоять им на войне, не выносили их ужасного вида и в страхе обращались в бегство.
Этими последними строками сказано все. Психическое явление – массовый страх перед грозным врагом, трусливость деморализованных войск уже разложившейся к тому времени Западной Римской Империи историки той эпохи старались объяснить не чем иным, как каким-то невиданным безобразием своих противников, вселявших будто бы в войска сверхъестественный страх.
Ни грязных жен, ни детей в телегах за Гуннами не следовало. Это – фантазия Аммиана Марцеллина, приведенная им в подражание Трогу Помпею. Он считал Гуннов за сказочных Киммерийцев, а потому и воспользовался готовым описанием их быта у Помпея.
Кроме того, нашествия Гуннов на Западную Европу этот историк и не видел, так как событие это произошло много лет спустя после его смерти. Эту же ошибку повторили и последующие историки Иорнанд и др. Движение на запад Гуннов – не переселение народов, какового в сущности не было, так как все народы Приазовья и северных берегов Черного моря, описанные в I веке Страбоном, в большинстве остались на прежних местах, как то: Малые Аорсы или Малая (Задонская) Русь. Аланы, Роксоланы, Чиги, Готы и др. Это был поход союзных славянских народов, устроенный стараниями греческих императоров для обуздания отложившихся от них западных провинций, в особенности Галлии и Италии. Следовательно, вопрос о «монгольстве» Гуннов отпадает сам собою. Гунны или Унны (греки писали) – от латинского unus – один, единение, союз народов.

Варшавский профессор Д.Я. Самоквасов, занимавшийся долгое время исследованием о скифах, не нашел никаких монгольских народов в юго-восточной Европе, откуда Марцеллин, Клавдиан, Иорнанд и Прокопий (VI в.) выводят Гуннов, т.е. с восточных берегов Азовского моря, из Задонских степей и низовьев Волги. Птолемей (II в. по Р.X.) говорит о Гуннах как соседях Роксолан и Бастарнов. Армянский историк V в. Моисей Хоренский, сообщая о вторжении Болгар с Северного Кавказа в Армению, прибавляет, что местность, где они поселились, получила название Вананд, т.е. земля Вендов, каковым именем историки называли славян с древнейших времен.
Дионисий Периегет в «Истории Вселенной» о Гуннах (Унны или Фунны) говорит, что они принудили мидян заплатить им 40 000 золотых монет и вообще имели такое множество золота, что делали из него кровати, столы, кресла, скамейки и проч.
Из западных или латинских писателей Беда Достопочтенный Гуннами называет западных славян. Саксон Грамматик говорит о войне Датчан с Гуннским царем, бывшим в союзе с Руссами, причем под Гуннами разумеет некоторые племена балтийских славян. «Эдда древнейшая» или Семундова упоминает гуннских богатырей, в том числе Ярислейфа, т.е. Ярослава, и вообще под Гуннами разумеет славян. «Вилькинга-Сага» называет город славянского племени Велетов столицею Гуннов. Значительная часть древней России у Иорнанда названа страною Гуннов или Гунивар. Гольмольд говорит, что на языке саксов славяне назывались собаками, по сближению названия «гунн» с немецким словом Hund. Пользуясь этим созвучием, Саксы обратили наименование славян «гуннами» в бранное слово. Страна Гуннов, по Гельмольду, называлась Гунигард (гуннские города). Шафарик в своем историческом труде говорит, что в Валисском кантоне, в Швейцарии, потомков поселившихся там когда-то славян немцы и до сих пор называют Гуннами.

В древнейших исторических актах, начиная с Птолемея, о Гуннах говорится как-то неопределенно, сбивчиво и не как об отдельном народе, но как о группе, союзе нескольких народностей, обитавших где-то за Доном, служившим тогда границею между Азией и Европой.
Прокопий (VI в.) называет Гуннов обыкновенно Массагетами, т.е. Великими Саками-Гетами; Приск Ритор, знавший хорошо этот народ и лично ведший переговоры с их знаменитым вождем Аттилой, почти везде именует их скифами, т.е. именем собирательным; Константин же Багрянородный Аттилу называет королем аварским. Да и в полном титуле Аттилы, переданном Иорнандом, ни слова не говорится о гуннском народе. Вот его титул: «Аттила всей Скифии единственный (только один) в мире правитель (царь) – Attila totius Scythiae solus in mundo regnator». Подобный титул был во все времена принадлежностью русских великих князей: «Великий князь всея Руси» или «Всея Руссии Самодержец». Византийские историки говорят о двойственности гуннского народа, называя его то Вархуниты (Менандр), то Вар-Хунн (Симоката), из чего надо полагать, что господствующим сословием у славян-гуннов был народ Вар или кавказские Авары.
Аттила действительно объединил все славянские племена Великой и Малой Скифии, т.е. Днепровской и Задонской Руси и, заключив тайный договор с греками через посредство посла, историка Приска, двинулся громить западные римские провинции, почти уже отложившиеся от Византии. Все это сделало золото, драгоценные дары греческих императоров и обещанная добыча в западных провинциях. Из гуннских царей, вернее вождей, с 376 по 465 г. известны: Донат, Харатон, Роа или Радо, которого Иорнанд называет Roas, а Приск – Руа басилеус, западные же историки воеводой скифов – Rhodas; потом Аттила и его сыновья: Вдила, сыновья Мундиуха или Мундюка; Дангичиг, Ирнар, Данчич (Danzic) и Ярень. Из других гуннских вождей известны: Валамир, Блед, Горд, Синнио, Боярикс, Регнарь, Булгуду, Хорсоман, Сандил, Заверган и др.
Имена Донат и Харатон христианские. А Аттила, Вдила, Данчич (Данович, т.е. сын Дона), Валамир, Горд и другие — суть славянские.

У греческих историков VI и VII вв. р. Волга называлась Тилом или Черной рекой (Феофилакт), Аттилой (Менандр), Аталис (Феофан) и Атель (Конст. Багр.). По-татарски река эта называлась Эдил, у арабских писателей IX в. Итиль, у Осетин – Идил. Следовательно, грозный вождь Гуннов носил имя великой русской реки Волги. Он подчинил своей власти все волжские, приазовские, прикавказские и днепровские славянские народы, т.е. Волгар или Болгар, Аорсов, Алан, Черкасов, Чигов, Массагетов, Роксолан и др., а также привлек в свой союз каспийско-кавказских Аваров, воинственный и сильный народ, известный и до сего времени, и с ними двинулся к Дунаю, чтобы продолжать начатую его предшественником Радо войну с греками. Здесь встретили его послы греческого императора. Из записок Приска известно, какими условиями, дарами и данью откупились греки от столь грозного завоевателя.
В 451 г. Аттила с несметною силою, простиравшеюся, по одним историкам, до 500, а по другим – до 700 тысяч человек, через реку Рейн вторгался в Галлию (нынешнюю Францию) и опустошил ее.
На полях Каталаунских, где ныне Шалонь на Марне, его встретили римские легионы под начальством Аэция, бывшего в союзе с королем Готов Феодорихом, а также с Бургундами, Франками, Саксами и др.
Произошла исполинская битва, в которой сразились народы, сошедшиеся от Волги до Атлантического океана. Феодорих пал в битве. Союзники были разбиты. На месте битвы, по римским историкам, осталось до 300 тыс. трупов. Другие же историки утверждают, что в этой битве Аттила потерпел поражение.
Но уже в следующем году Аттила через Альпы двинулся в Италию, взял приступом Милан и расположился станом на р. Минчио.
Тут к нему явилось посольство от императора Валентиниана и с крестом в руках сам папа Леон. Грозный завоеватель умилился красноречием главы церкви и дал мир. Это обстоятельство в достаточной степени подтверждает предание, записанное в «Вилькинга Санге», в «Нибелунгах» и др.летописях, что Аттила был славянин, как и его предшественники Донат, Харатон и др.

Аттила и папа Леон І.
В 453 г.Аттила умер на Дунае в день своей свадьбы с прекрасной Ильдикой, упившись, как говорит Иорнанд, до бесчувствия вином.
Есть гипотеза, что он был отравлен.
Дворец Аттилы, стоявший в большом селении восточной Венгрии, был, по рассказу Приска, великолепнее других его дворцов. Он был построен из бревен и досок, искусно вытесанных, и обнесен деревянной оградой с башнями. Внутри ограды было много домов: одни выстроены из досок с резною работой, другие из тесаных и выровненных бревен. Между постройками была большая баня, сложенная из камня, привезенного издалека. Царский дом был больше других и стоял на возвышении. Внутри у стен стояли скамьи, около которых расставлены были столы на три, четыре и более лиц. Ложе Аттилы находилось посредине большой комнаты: к нему вели несколько ступеней. Оно было закрыто тонкими, пестрыми занавесками, подобными тем, которые были в употреблении у римлян и греков для новобрачных. На пирах Аттилы гостям подавали отличные яства на серебряных блюдах, самому же царю только мясо на деревянной тарелке, так как во всем он показывал примерную умеренность. Пирующим подносили чарки из золота и серебра, а его чаша была деревянная. Из напитков употреблялись: вино; мед икамос или кама, приготовляемый из ячменя, что-то вроде браги или пива.

Одежда царя была также простая, без всяких украшений, хотя отличалась опрятностью.
Посланник греческого императора Приск, присутствовавший на подобных пирах, передает обряды чествования гостей и развлечения, состоящие в следующем: пели былины, слушали смехотворные и вздорные речи юродивого (шута) скифа и ломание горбуна-грека, коверкавшего язык латинский с гуннским и готским и т.п.
Когда Аттила въезжал в свою столицу, его встречали девы, шедшие рядами, под тонкими белыми покрывалами, которые поддерживали с обеих сторон стоящие женщины; в ряду было до семи и более дев, а таких рядов было очень много. Эти девы, предшествуя Аттиле, пели скифские песни. Когда, говорит далее Приск, Аттила очутился около одного дома, мимо которого шла дорога к дворцу, хозяйка вышла к нему с многими слугами: одни несли кушанья, другие вино – это у скифов знак особого уважения.
Аттила, сидя на коне, ел кушанья из серебряного блюда, высоко поднятого слугами. Приск впущен был в покои супруги царя Креки.
Пол там был устлан дорогими коврами. Царица лежала на постели.
Вокруг нее было много рабов. Рабыни, сидя на полу против нее, наводили красками на полотне разные узоры. Из этого полотна шили покрывала, носимые поверх одежды для красы – гуни.
Походит ли Аттила и его двор на кочевников Азии?, Конечно, нет. И описанная выше Иорнандом наружность Аттилы едва ли верна, так как этот историк, писавший спустя сто лет после его смерти, ни слова не говорит, откуда он почерпнул эти известия.
Иорнанд нам также говорит, что у Гуннов существовал еще обычай совершать погребальное пиршество на могильном холме, называемое стравой, а это и есть славянская тризна.

Источник ruskrugul.ucoz.com/

Будет много букв, но лишь для того, чтобы Вы поняли что из себя представлял этот замечательный (сквозь кашель «омерзительный»), добропорядочный («жесточайший») и благородный («подлый») кочевой народ — гунны.

Признаюсь честно, в юности мне очень нравился этот многосерийный фильм. Багаж знаний лишь формировался, потому показанные чистенькими, благородными и гордыми гунны вызывали восхищение. Однако недавно вновь посмотрел данное творение.

Понятно что оно не претендует на историческую идентичность. Понятно что смазливый и молодой Батлер (Аттила) куда привлекательнее для облагораживания нежели квадратнолиций Бут (Флавий Аэций). Но так переставить все с ног на голову дано не каждому. Переплюнули сей эпос в выворачивании истории наизнанку только Спартак КиП и 300.

Сперва о гуннах. Они не были монголоидным племенем, как указано в одном из самых здравых, по моему мнению, негативных отзывов. Исследования показали, что они были смешанной расы. И именно европеоидная преобладала, 70 к 30 в среднем («История и культура гуннов», авт. Отто Менхен-Хельфен). Так что в плане расы никаких претензий. А вот сам внешний вид… Все чистенькие. При этом гуннов причисляли трем к самым скверно пахнущим племенам (как лангобардов и еще одно племя, которое не буду называть, сочтут русофобом). «Они никогда не мылись, только обтирались песком. Одежда буквально истлевала на их телах». Культ духа воды не позволял. Сами представьте себе что они из себя представляли с такой то традицией. Что касается лиц, то ли подсознательно, то ли случайно, на роль Бледы, старшего брата Аттилы, был подобран Томми Флэнаган. Его шрамы феерично вписались в еще один странный обычай гуннов: увечие собственных лиц крюками и ножами. Кроме того, гунны с младенчества одевали на головы мальчиков кожаные ремни стягивая и закрепляя их на носу, чтобы деформировать череп (ярковыраженная форма яйца) и «слить» нос с лицом. Добавляем кривые, короткие ноги, т. к. «вся жизнь в седле», скверный нрав, абсолютное неприятие чужих культур, непонимание значения слова «договор» (они не задумываясь нападали на союзные себе войска, видя собственную выгоду) и жажду насилия (ибо не убил, не мужчина). Вот так примерно, и это очень ласковая характеристика, выглядели и вели себя гунны. более 100 стертых с лица земли городов. Бесчисленное количество угнанных в рабство, убитых, покалеченных и изнасилованных людей. Просто чтобы понять как они замучили Европу того времени, пример: многолетние, непримиримые враги Римской империи визиготы, выступили в союзе с римской армией в бите на Каталаунских полях, даже зная что на стороне гуннов идут их соплеменники — остготы.

Можно еще долго копаться в этом произведении. И наставления отца, мол гунн не должен убивать гунна… Ага, Бледа на себе это наставление испытал. Причем шли они с братом в союзе, шли Паннонию грабить. Но Аттила решил что ему и одному хорошо будет. В общем одна из главных опасностей для европейской культуры, уничтожающая все цивилизованное общество того времени, стирающая в прах достижения науки, сжигающая города и библиотеки, в этом фильме показана благородной овечкой, воюющей чуть не за независимость… Стыд и срам.

О Западных римлянах. Кратко. Да, они были подлыми, любили подковерные игры, не чурались оргий (христианство им не было помехой) и лихо рубили головы своим же талантливым гражданам. Хотя, справедливости ради, куда порочнее были Восточные римляне. НО! Именно они встали на пути гуннов, именно они их остановили (как когда то греки персов), именно они не пустили их дальше Каталаунских полей. И во главе их войска стоял Флавий «Последний римлянин» Аэций. Это была не первая его победа над гуннами и другими противниками империи. Это был человек уважаемый не только собственными солдатам. Его почитали и германцы, и африканцы, и гунны. Его смерть вызвала негодование как в войсках Рима, так и среди вождей союзных и враждебных племен. Да, в фильме его гибель близка к описанию современников. Император Валентиниан собственноручно зарубил своего главнокомандующего. Да еще и с сарказмом спросил у сенатора: «Не правда ли, смерть Аэция красиво исполнена?», ответ лично я считаю одной из самых сильных исторических фраз: «Красиво или нет, мне не ведомо. Но я знаю, что вы левой рукой отрубили себе правую». Стоит ли говорить что Западная римская империя просуществовала после этого считанные годы? Вот такой мерзавец был!

На этом пожалуй закончу. Можете подумать, что это негодования пост. Так и есть. Просто когда историю учат по сериалам и разбавляют свои посты фразами «хорошая историческая драма» «историческая роль Аттилы неизвестна» и «красивый исторический фильм» становится невыносимо грустно.

1 из 10

(единица только за то, что фильм дает понять, что были такие исторические колоссы как Аэций и Аттила)


Похожие посты

Как сделать машину времени?

Glavnii

Пословицы с антонимами на русском языке — Пословицы и поговорки

Glavnii

Ударение в слове «средства». Правила ударения

Glavnii
Adblock
detector