• Главная
  • Образование
  • Кто такой гуманитарий, как определить, кто ты — гуманитарий или технарь; противоположность гуманитария
Образование

Кто такой гуманитарий, как определить, кто ты — гуманитарий или технарь; противоположность гуманитария

Гуманитарий, вопреки распространённому мнению, – это не тот человек, который любит читать хорошие книги. Любят читать почти все образованные люди, обладающие воображением. Нередко к гуманитариям приписывают и тех, кто после «сидения» 11 лет в школе, не в состоянии посчитать площадь квадрата и не знает таблицу умножения. Правильнее отнести таких людей к обычным лентяям, нежели к гуманитариям. Однако слово «лентяй» звучит обидно, а вот «гуманитарий» – вполне таки приемлемо.


 

Гуманитарные науки действительно отличаются от точных, но совсем не так, как кажется многим. Естественные  или точные науки рассчитаны на построение объективной картины мира, в то время как гуманитарные имеют дело непосредственно с человеческим сознанием. А оно достаточно субъективно. Основная задача гуманитария – увидеть многозначность и сложность явлений.


 

К примеру, литературный текст гуманитарий может рассматривать как способ познания мира. Гуманитарий способен познавать себя с помощью текста, он хорошо умеет анализировать взаимоотношения героев, он умеет рассматривать как и из чего сделан текст. Если человеку нравится наблюдать за всей этой многозначностью текста и работать с ней, то его можно смело приписать к гуманитарию. Если он просто восхищается всем этим и не принимает никакого участия, то его трудно отнести к гуманитариям.

 

К гуманитариям иногда относят себя и люди искусства – те, кто поступает во ВГИК, Щепкинское или Суриковское училища. В действительности же искусство и гуманитарные дисциплины – это совершенно разные вещи. Искусство основано на чувствах, а гуманитарные науки – на разуме.

 

Вместе со статьёй «Кто такой гуманитарий?» читают:

Кто такой задрот?

Похожие запросы:

Что такое гуманитарий, что значит гуманитарий, гуманитарий что это, гуманитарий это кто.

История возникновения[править | править код]

  • На основе классификации наук у Ф. Бэкона, французский просветитель Д’Аламбер первым объединил логику, историю, юридическую, экономическую и политическую науки, литературу и искусство в науку о человеке, положив начало современному понятию «гуманитарные науки».

  • После объединения наук Д’Аламбером, французские школы, в особенности частные, начали реформирование в системе, разделяя гуманитарные и технические науки, известно,в начале XIX века вводились тесты на определения склонностей детей либо к гуманитарным, либо к техническим наукам, после этого составляя расписания определенным группам,однако такая практика проводилась недолго.
  • Гуманитарные науки начинают складываться в институализированные (университетские) дисциплины только в XIX веке. В это время комплекс т. н. гуманитарных дисциплин объединяется под названием «науки о духе» (Geisteswissenschaften). Впервые понятие «науки о духе» встречается в переводе Шиля «Система логики» Дж. Ст. Милля (перевод выражения «moral science»), но некоторые немецкие исследователи считают, что формирование этого понятия началось ещё до перевода Шиля. Широкое употребление понятие «науки о духе» приобретает благодаря работе В. Дильтея «Введение в науки о духе» («Einleitung in die Geisteswissenschaften», 1883), в которой проводится обоснование методологических принципов «наук о духе»[1]. Дильтей в своих работах рассматривает ряд вопросов, лежащих в основании «наук о духе» (напр., историчность этих наук, их языковая природа, а также проблемы переживания и понимания). В самом начале «Введения в науки о духе» он отмечал, что если до начала XVIII в. над науками об обществе и истории довлела метафизика, то уже с середины этого же столетия они попали в столь же безысходное подчинение к естественным наукам[2].

Можно также отметить трансформацию традиционного разделения наук, ведущего свою историю от Аристотеля по линии Кант — Коген — Бахтин. А именно — разделение логического, этического, эстетического и совершенно особым образом религиозного опыта ответственности.

  1. В логике рассматриваются причинно-следственные отношения объективного в смысле естественно-научной рациональности, в этом отношении мир рассматривается с позиции субъекта, который опредмечивает и упорядочивает объекты мира сущего. В некотором роде, это определённый масштаб отношения к миру явлений как к всеобщей и абсолютной субстанции.
  2. В этике отношение к другому как к самому себе, в этой области формулируются значимые нравственные максимы и ссылки на авторитет.
  3. В эстетике речь идет об отношении автора и героя, зрителя и произведения. В этом отношении всегда сталкиваются два несовпадающих друг с другом сознания, где одно завершает другое во всех трансгредиентных (фон, образ, художественное оформление и пр.) ему моментах.
  4. Область религии коррелирует с этическим, но выходит за пределы этого разделения, поскольку речь идет об общении с Богом (в том числе чтение религиозной литературы, форма этого общения и пр.).

Здесь мы в первую очередь имеем дело с когеновской идеей заданности исследования выбранным способом и отношением к описанию или же, говоря словами Г. Когена, «методология подхода конституирует предмет исследования».

Предмет и метод[править | править код]


В статье «Время картины мира» Мартина Хайдеггера мы читаем, что в гуманитарных науках критика источников (их обнаружение, выборка, проверка, использование, сохранение и истолкование) соответствует экспериментальному исследованию природы в науках естественных.

М. М. Бахтин в работе «К философским основам гуманитарных наук» пишет, что: «Предмет гуманитарных наук — выразительное и говорящее бытие. Это бытие никогда не совпадает с самим собой и потому неисчерпаемо в своем смысле и значении»[3].

Но основная задача гуманитарного исследования, по мнению Бахтина, заключается в проблеме понимания речи и текста как объективаций производящей культуры. В гуманитарных науках понимание проходит через текст — через вопрошание к тексту, чтобы услышать то, что может только, сказаться: намерения, основания, причины цели, замыслы автора. Это понимание смысла высказывания движется в модусе анализа речи или текста, событие жизни которого, «то есть его подлинная сущность, всегда развивается на рубеже двух сознаний, двух субъектов»[4] (это встреча двух авторов).

Тактим образом, первичной данностью всех дисциплин гуманитарных наук является речь и текст, а основным методом становится реконструкция смысла и герменевтическое исследование.
Ключевая проблема гуманитарных наук — это проблема понимания.


М. Н. Эпштейн в своих книгах по теории гуманитарных наук характеризует их как саморефлективные: в них сам субъект познания — человек и человечество — становится предметом изучения. «Парадокс самореференции стоит в центре гуманитарных наук, определяя сложное соотношение их гуманитарности и научности. Гуманитарные науки изучают самого изучающего, именуют именующего…» Поэтому в гуманитарных науках «человековедение неотделимо от человекотворчества. Субъект человековедения потому и не может быть полностью объективирован, что находится в процессе становления, и каждый акт самоописания есть и событие его самопостроения. В гуманистике человек не только открывает нечто в мире субъектов, но и производит в ходе самопознания собственную субъективность». Михаил Наумович Эпштейн: От знания — к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменять мир., М. — СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2016. [5].

Как отмечает Н. И. Басовская: «Гуманитарные науки отличаются интересом и вниманием к человеку, его деятельности, и в первую очередь — деятельности духовной»[6]. По Г. Ч. Гусейнову — «гуманитарий занят научным изучением результатов художественной деятельности человека»[7].

Науки или дисциплины?[править | править код]


К. О. Апель в работе «Трансформация философии» (1973) пишет следующее: «Эти дисциплины, например, разновидности филологии, просто-напросто не входят в теорию науки неопозитивизма — обстоятельство, которое, конечно, может быть связано и с тем, что в англоязычных странах «humanities» — «гуманитарные дисциплины» — всё ещё понимаются из донаучного горизонта гуманистических «artes» — «искусств», — в частности, риторики и критики литературы, тогда как понятие «science» — «науки» — продолжает ориентироваться на идеал естественно-научного метода.

Само собой разумеющаяся предпосылка законосообразного (причинного или по меньшей мере статистического) «объяснения» объективных процессов как единственная мыслимая цель научного познания господствует в неопозитивистской теории науки даже там, где она явным образом обращается к возможности «понимания» человеческого образа действий[8].

Гуманитарные науки и гуманитарные технологии[править | править код]

Цель гуманистики — самосознание и самотрансформация человека, причем не только индивидуума, но и всего человечества. Гуманитарные науки, не ограничиваясь чисто исследовательским подходом, призваны изменять то, что они изучают Отсюда один из самых острых методологических вопросов: о практическом, конструктивном потенциале гуманитарных наук, об их воздействии на сознание общества, на этику, на культуру, литературу, искусство, язык. Если естественные науки преобразуют природу посредством техники, а социальные науки преобразуют общество посредством политики, то гуманитарные науки еще только находятся в процессе разработки методов своего практического воздействия на культуру. [9].



Похожие посты

Краткий вокабуляр основных гоп-выражений | caves.ru

Glavnii

Поговорки о речи

Glavnii

Производные предлоги: правила написания, примеры употребления, списки исключений

Glavnii
Adblock
detector