Образование

Кто автор строк сижу за решёткой в темнице сырой

УЗНИК

Александр Пушкин

Сижу за решеткой в темнице сырой.
Вскормлённый в неволе орел молодой,
Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном,

Клюет, и бросает, и смотрит в окно,
Как будто со мною задумал одно;
Зовет меня взглядом и криком своим
И вымолвить хочет: «Давай улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
Туда, где за тучей белеет гора,
Туда, где синеют морские края,
Туда, где гуляем лишь ветер… да я!..»

1822

Популярный ныне напев относится ко второй половине XIX века, когда пушкинский «Узник» получил широкое распространение в революционной среде и стал народной песней, неоднократно записанной фольклористами в живом бытовании. «Переделанный» вариант «Узника» получил широкое распространение в качестве «тюремной» и «блатной» песни.

Антология русской песни / Сост., предисл. и коммент. Виктора Калугина. — М.: Изд-во Эксмо, 2005.

Романсы на стихотворении создали более 40 композиторов: Александр Алябьев (1832), Александр Даргомыжский (1850-е гг.), Антон Рубинштейн (1860), Полина Виардо (1864), Николай Метнер (1929) и другие.


Такун Ф. И. Славянский базар. – М.: «Современная музыка», 2005.

Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837)

ФОЛЬКЛОРИЗОВАННЫЕ ВАРИАНТЫ (5)

1. Узник

Сижу я, мальчишка,
В темнице сырой,
Ко мне прилетает
Орел молодой,
Он вымолвить хочет:
— Давай улетим,
Улетим далеко, в дальние края,
Где солнце не всходит, месяц никогда,
За высокие горы, за синие моря…
По синему морю плывут корабли,
Два корабля белы, третий голубой,
Во этом корабле сидит милый мой.

Записана от Лебеденковой А. Т., 1917 г. р., г. Иссык, в 1976 г. Фольклоризованный песенный вариант стихотворения А. С. Пушкина "Узник". Авторский текст "Песни и романсы русских поэтов", серия "Библиотека поэта", М.-Л., 1965, № 186, значительно изменен. Всего записано 6 текстов песни. У Савиновой В. А.:


Напрасно, напрасно
В окошко гляжу…
В Сибирские края…
Где люди не робят,
Празднуют всегда.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Мектеп», 1979, № 282.

2. Сижу за решеткой в темнице сырой
(Народный вариант "Узника" А. С. Пушкина)

Сижу за решеткой
В темнице сырой,
Да вскормленный на воле
Орелик молодой.

Эх, и да вскормленный на воле
Орелик молодой.

Мой верный товарищ,
Махая крылом,
Да кроваву пищу
Клюет под окном.

Эх, и да кроваву пищу
Клюет он под окном.

Клюет он и бросает
И смотрит в окно
Да как будто со мною
Задумал он одно.

Эх, и да как будто со мною
Задумал одно.

Зовет меня он взглядом
И криком своим
И он вымолвить хочет:
"Давай, брат, улетим".

Мы вольные птицы,
Пора, брат, пора,
Да острог нам не батька,
Тюрьма нам не сестра.

Эх, да и острог нам не батька,
Тюрьма нам не сестра.

Туда, где синеют
Морские края,
Туда, где гуляет
Лишь ветер да я.

Эх, и да туда, где гуляет
Лишь ветер да я.

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярк: Производственно-издательский комбинат "ОФСЕТ", 1995.


3, 4, 5

Сижу за решеткой в темнице сырой…

Сижу за решеткой в темнице сырой,
В стремленной неволе орел молодой,
Мой грузной товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном.
Клюет и бросает, сам смотрит в окно,
Как будто со смною задумал одно,
Зовет меня взглядом и криком своим,
Вымолвит:
Мы вольные птицы, давай улетим,
Пора, брат, пора. Туда,
Где сияют морские края,
Туда, где белеет над тучей гора,
Туда, где гуляет лишь ветер да я.

Сидел за решеткой…

Сидел за решеткой
Орел молодой,
Кровавую пищу он носом клювал,
Клюет и бросает, сам смотрит в окно,
Он ждет, дожидает себе сокола.
Задумал, товарищ, задумал одно:
— Давай, брат, слетаем —
Давай полетим,
Давай, брат, слетаем
За синее море.
На синем-то море
Волнует волна,
За этой волною
Синеет гора.
За этой горою
Белеет тюрьма.
Во этой тюремке
Разбойник сидит,
Засажен мальчишка
Шестнадцати лет.
Он ждет, дожидает себе палача.
Палач открыл двери —
Разбойник в окно.
Палач оглянулся —
Разбойничек тут,
Мечом размахнулся —
Разбойничка нет.


Сижу за решеткой в темнице сырой…

Сижу за решеткой
Ко мне прилетает
Он крыльями машет,
Товарищ, товарищ,
За высокие горы,
Где солнце не всходит,
Где снежки белеют, синеют моря.
По синему морю
На первом корабле —
На втором корабле —
На третьем корабле сидит

Гуревич А.В., Элиасов Л.Е. Старый фольклор Прибайкалья. Том первый. Улан-Удэ, 1939. С. 1-2. Раздел «Бродяжьи тюремные песни», №№1-3. С прим. (с. 441-443):

1. Текст записан т. Дмитриевым К.А. со слов т.т. Греблищикова А.Д., Лобазерова Г.Т. И Солодухина в с. Б. Куналей, Тарбагатайского района, БМАССР, 1936 г.

2. Текст записан Гуревичем А.В. со слов т. Башаровой В.Ф., 75 л., рыбачка, в с. Усть-Баргузине, Баргузинского аймака, БМАССР, 1927 г.

3. Текст записан Гуревичем А.В., со слов т. Кликунова Т.Ф., рабочего рыбоконсервного завода, в с. Усть-Баргузин, Баргузинского аймака, БМАССР, 1927 г.

«Узник» А.С. Пушкина записан собирателями в разных концах Сибири. Вот несколько вариантов:

I. Сидит за решеткой орел молодой,
Клевальную пищу клюет под окном,
Клюет и бросает, сам смотрит в окно…
Любезный, брат-товарищ, задумал одно…
Чево ты задумал, чево загадал?
Полетим, брат-товарищ, за сини-моря:
На синем на море волнует струя,
За этой струею белеет гора,
За этой горою разбойник живет:
Разбойник, палачник, на смерть палача.


(Н.М. Костюрина «Сибирские народные песни, записанные в подгородных деревнях около Тобольска летом 1894 года. С приложением некоторых мелодий», с примечаниями члена редакционной комиссии Л.Е. Луговского). «Ежегодник Тобольского губернского музея», — 1895 г., выпуск III, стр. 54, текст №78 — «Проголосные песни».

II. Сидел за решеткой орел молодой,
Клевальную пищу клюет под окном,
Клюет он, бросает, сам смотрит в окно:
Постой, брат, полетим, постой, полетим
За сине за море…
За синем за морем чернеет гора,
За этой горою белеет тюрьма;
Во этой тюремке разбойник сидит,
Ждет он веселого дня,
Себе палача.
— Сруби мою голову,
Спали телеса,
Развей ты мой пепел
Во темны леса.

(В. Арефьев — «Несколько тюремных и поселенчнских песен», газ. «Енисей», 1898 г. №89, стр. 2-3). (Песня записана в Енисейском округе).

III. Сидит за решеткой орел молодой,
Питательну пищу клюет под окном,
Клюет он, бросает, сам смотрит в окно.
— Давай, брат, сполетим, давай улетим.
— Куда мы полетим, куда полетим?
— За горы высоки, за темны леса,
За тою горою синеет волна,
За тою волною чернеет тюрьма.
В тою тюрьме разбойник сидит,
С часу на минутку казни он ждет.
— Точите кинжалы, точите острей.
Режьте меня, режьте скорей.
Того я достоин, того заслужил.


(В. Плотников «Песни казаков сибирского казачества». Записки Семипалатинского отдела Зап.-Сиб. отд. Русского Географического Общества», выпуск I-й, Семипалатинск, 1911 г., стр. 49, «Проголосные», текст №14).

IV. Сидел за решеткой
Орел молодой.
Клевальную пищу
Клюет под окном,
Клюет и бросает,
Сам смотрит в окно.
И один мой товарищ
Задумал одно.
Куда ж мы, товарищ,
С тобой полетим?
Полетим, товарищ,
На сини моря.
На синем на море
Бушует волна.
За этой волною
Белеет тюрьма.
Во этой тюремке
Несчастный сидел.
Несчастный сидит,
Сам в окошко глядит.
В окошко глядит —
Палача к себе ждет.
Идет палач в тюрьму
И кнут на руке.
Зашел палач в тюрьму —
Разбойника нет.
Зацыкал, затопал,
Разбойник пришел.
— Судите, рядите,
Начальство, меня,
Бейте плетями
Спину вы мою,
Знать я, мальчишко,
Достоин тому.
Смотрите, ребята,
В подзорну трубу —
Иду на смерть я.
Жгите, палите
Костры из огня,
Точите, вострите
Ножи и копья,
Секите, рубите
Главу вы мою,
Бросайте в огонь
Вы мясо мое,
Пущай горит мясо,
Пылат из огня.


(Песня записана А.В. Андриановым в деревне Жилиной, Барнаульского уезда, Томской губернии. «Записки Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела Русского Географического Общества» том I-й, выпуск I-й, Красноярск, 1902 г., текст №41, стр. 154).

1. Творчество А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова.
2. Своеобразие стихотворений «Узник» каждого из поэтов.
3. Сходство и различие стихотворений.

А. С. Пушкина по праву считают «солнцем русской поэзии», его творчество так многогранно и богато разнообразными оттенками, как только может быть богато творчество истинного гения. М. Ю. Лермонтова очень часто называют последователем Пушкина, многие исследователи и просто поклонники его дарования утверждают, что если бы он прожил дольше, его творения могли бы затмить творчество Пушкина. Мне лично кажется, что и Лермонтов и его предшественник являются гениальными, самобытными писателями, конечно, каждый человек волен выбирать между ними, ценить то или иное произведение, сравнивать их. Стихотворение Пушкина «Узник» хрестоматийно, все мы знаем его наизусть. Оно написано от лица орла — гордой, свободолюбивой птицы, символа бесстрашия и героизма. Именно такой образ, заключенный в «темницу» вызывает наибольшее сочувствие. Орлу как никакой другой птице трудно примириться с заточением. Первые строки говорят нам о его судьбе:


Сижу за решеткой в темнице сырой
Вскормленный в неволе орел молодой.

Мы понимаем, что орел не знал иной жизни, его посадили за решетку еще птенцом. Однако в глубинах его памяти всегда существует тоска по воле. Возможно о том, что существует иная, привольная жизнь, поведал другой орел:

Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном.

Пушкинский узник не только прозябает в неволе, что само по себе тяжело, он еще и вынужден наблюдать, как:

Клюет и бросает и смотрит в окно,
Как будто со мною задумал одно.

Вольная птица сопереживает узнику, сочувствует, призывает покинуть свою темницу:

 

Зовет меня взглядом криком своим
И вымолвить хочет: «Давай улетим».

Чтобы у невольника не осталось сомнений, свободный орел добавляет:

Мы — вольные птицы. Пора, брат, пора!

Далее собрат орла рисует ему картины, которых несчастный узник никогда не видел. Он зовет товарища в те места, где бывал сам:

Туда, где за тучей белеет гора,
Туда где синеют морские края,
Туда, где бываем лишь ветер, да я.

Мы можем только догадываться, что творится в душе у пленника после таких рассказов. Вряд ли он сможет покинуть свою темницу и устремиться в те прекрасные дали, о которых ему поведал «грустный товарищ». Скорее ему предстоит сделать жестокий выбор между продолжением такого жалкого существования в неволе или смертью. Автор предоставляет читателям самим додумать финал этой печальной истории. И хоть мы не слышим жалоб узника, но представляем, что творится у него в душе.


Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Узник» также повествует о томящемся в неволе лирическом герое. Однако сразу хочется сказать, что в нем нет того щемящего трагизма, который пронизывает пушкинское произведение. Стихотворение начинается с призыва:

 

Отворите мне темницу!
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня!

Далее узник делится своими мечтами о свободе:

Я красавицу младую
Прежде сладко поцелую,

На коня потом вскочу,
В степь как ветер улечу! —

Герой не выглядит сломленным или подавленным. Напротив, в его душе живы воспоминания о вольной жизни, он способен мысленно перенестись за мрачные стены темницы, воскресить в памяти светлые и радостные картины. Однако герой отдает себе отчет, что в данный момент вольная жизнь для него под запретом:

Но окно тюрьмы высоко,
Дверь тяжелая с замком.
Черноокая далеко, —
В пышном тереме своем.
Добрый конь в зеленом поле
Без узды, один, на воле
Скачет, весел и игрив,
Хвост по ветру распустив.


Герой осознает, что его мечты несбыточны. Заточенному в темницу узнику остается только вспоминать о светлых и радостных минутах свободной жизни. Конечно, он вызывает в читателе сочувствие, но вместе с тем мы понимаем, что скорее всего герой стихотворения несет заслуженное наказание. Возможно, он совершил преступление. Почему-то кажется, что он вполне мог оказаться разбойником, слишком много удали в его словах. А, возможно, узник был военным человеком и теперь томится в плену. Но и в этом случае подобное стечение обстоятельств можно было предполагать и ожидать.

Финал стихотворения трагичен. Герой понимает, что для него нет выхода из мрачных стен темницы:

Одинок я, нет отрады!
Стены голые кругом,
Тускло светит луч лампады
Умирающим огнем.
Только слышно, за стенами
Звучно-мерными шагами
Ходит в тишине ночной
Безответный часовой.

Я считаю, что каждое из проанализированных стихотворений является шедевром поэтического творчества. И Пушкину, и Лермонтову удалось гениально изобразить тоску свободолюбивой души, заключенной в неволю. И каждое стихотворение красиво, насыщено разными художественными средствами. Пушкин и Лермонтов — это два истинных гения. И каждый силой своего безграничного таланта сумел воплотить одну и туже идею, создав два самобытных произведения.


Похожие посты

Как пишется слово "вовремя": слитно или раздельно? — ТекстЭксперт

Glavnii

Не вкусно или невкусно, как правильно пишется? — Полезная информация для всех

Glavnii

Синтаксическая ошибка при установке APK: как исправить на устройстве Андроид

Glavnii
Adblock
detector