Здоровье

Прийти в себя

Медицинская реабилитация становится актуальной. Почему? Жить стали дольше. А годы прибавляют всяческие болезни, восстановление от которых — дело непростое. Свои правила реабилитации диктуют и постоянно появляющиеся новые медицинские технологии. Выхаживаем тех, кто раньше был обречен. Теперь выживает. Но ему обязательна реабилитация. Об этом обозреватель «РГ» беседует с начальником Центра реабилитации ЦКБ Управления делами президента РФ профессором Еленой Гусаковой.
Грамотная реабилитация должна стать доступной. Фото: kzenon/ iStockphoto

Елена Викторовна! Вы закончили с красным дипломом Первый мед по специальности "лечебное дело", но практически всю жизнь занимаетесь реабилитацией пациентов. Хотя такого предмета в вузе не проходили. Если не ошибаюсь, лишь в последнее время стали появляться такие кафедры. А ведь в семидесятые годы, когда во главе "Кремлевки" был академик Евгений Иванович Чазов, ставший потом министром здравоохранения СССР, реабилитация в нашей стране была. Правда, потом сошла на нет. Пришли иные времена, и она возрождается?



Совфед одобрил закон о паллиативной помощи

Елена Гусакова: Уж если вспомнили Евгения Ивановича, то замечу: он создал систему кардиореабилитации пациентов после инфаркта миокарда. Систему очень стройную и очень эффективную.

Но для узкого круга пациентов "Кремлевки"?

Елена Гусакова: Нет! Эта модель действовала во всей кардиологической службе страны. Была она трехэтапная. Первый этап — восстановление сразу после лечения в самом стационаре. Второй этап — санаторный. Наконец, третий — амбулаторно-поликлинический. К сожалению, эту систему мы утратили. По разным причинам. Например, изменилась сама тактика лечения того же инфаркта. Раньше считалось, что после него пациент мог вставать и ходить по палате лишь через 45 дней. Потом срок сократился до 18 дней, сейчас — 10. Теперь реабилитация начинается практически сразу после сердечной катастрофы в палате интенсивной терапии.

Вы уверены, что именно так и везде теперь восстанавливают пациентов, перенесших сосудистую катастрофу?

Елена Гусакова: Увы. Не везде и не совсем так. Есть попытки изменить ситуацию в сосудистых центрах, которые появились в последнее время. Но явно не хватает кадров для проведения такой реабилитации. Не везде материальная база позволяет ее проводить. Надеемся, что средства, которые сейчас направляются на развитие службы здоровья, ситуацию изменят.


Изменят в реабилитации сердечно-сосудистых пациентов или и тех, кто перенес травмы, заболевания центральной нервной системы, эндопротезирование крупных суставов? Тех, кто прошел курс лечения онкологического заболевания, детей, рожденных с малым весом, с синдром ДЦП и так далее?..

Елена Гусакова: Такая задача поставлена. Есть приказ Минздрава России "О порядке организации медицинской реабилитации". Возвращаемся к трехэтапной системе восстановления здоровья. На мой взгляд, в ней самое главное первый этап. То есть ранняя реабилитация в условиях реанимации и интенсивной терапии. Что это значит? Реабилитация начинается буквально в первые часы после операции, в первые часы после начала болезни. Пациентом должна заниматься мультидисциплинарная бригада. В нее должны входить: врач по лечебной физкультуре, врач-физиотерапевт, медицинский психолог, инструктор по лечебной физкультуре, массажист…

Пациентом должна заниматься мультидисциплинарная бригада: врач по лечебной физкультуре, физиотерапевт, психолог, массажист…

Извините, но сейчас мне показалось, что с вершин ЦКБ не видна, например, медсанчасть на Камчатке. У нас немало мест, где после теперь уже признанной ошибки — ликвидации фельдшерско-акушерских пунктов — проблем с медпомощью выше крыши. А мы ратуем за мультидисциплинарный подход?



Эксперимент помог пациентам избавиться от стареющих клеток

Елена Гусакова: Да, ратуем. И он должен быть. Он может быть, если научимся правильно использовать деньги, отпускаемые на службу здоровья. Вот элементарные расчеты. Каждый день пребывания пациента в реанимации стоит минимум 18-25 тысяч рублей. Если реабилитации нет, то количество таких дней способно разорить больницу. А вот если она есть, то, скажем, сроки восстановления становятся минимальными. И это явная экономическая выгода больнице.

Но, конечно, прежде всего это важно для здоровья самого пациента, его родственников. Известный пример: реабилитация больного, перенесшего инсульт. Если она началась в первые часы после начала заболевания, то пациент, как правило, полностью восстанавливается. Даже возвращается к своей профессиональной деятельности. Вы никогда не замечали: идет человек по улице какой-то странной походкой. Ее иногда называют: "Рука просит, нога косит". Человек с несгибаемой ногой как бы описывает полукруг. Это тот, кто перенес инсульт, но не прошел реабилитацию…

Нужно пересмотреть ее систему. Тех же, например, онкологических пациентов. Они, как правило, проходят комплексное лечение, которое включает хирургическую операцию, химио- и лучевую терапию. Однако реабилитация в этот комплекс пока не входит. А тут явно требуется подключение психологов, диетологов, специалистов по лечебной гимнастике.


Можете назвать основные направления реабилитации, которые уже дают результаты?

Елена Гусакова: Их пока три. Это реабилитация пациентов с заболеваниями центральной и периферической нервной системы, опорно-двигательного аппарата, кардиологическими болезнями. Такие пациенты проходят восстановление по системе ОМС. Например, тариф по Московской области от 79 тысяч до 135 тысяч рублей за курс лечения.

И та же "тетя Маша из подъезда", которая перенесла инсульт, может такое лечение пройти? Куда ей обратиться, чтобы получить такую помощь?

Елена Гусакова: К сожалению, тарифы ОМС в других регионах пока такую помощь не покрывают в полном объеме. Надеемся, что в недалеком будущем ситуация изменится. Тут очень важен человеческий фактор. Опыт показывает: если руководитель региона рассматривает охрану здоровья как приоритетную, то та же тетя Маша помощь получит. Могу привести примеры Татарстана, Башкирии, Челябинской области, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга.


В России создана система сопровождения пациента

Для успешной реабилитации важно развитие государственно-частного партнерства. Частные компании активно входят в процесс реабилитации: открывают реабилитационные центры на базе своих учреждений, строят специализированные новые, находят средства на их современное оснащение, в том числе и на роботическую механотерапию. Научились готовить кадры для них. Ведь на поверку реабилитация приносит весомую прибыль. И государственные учреждения должны с этим считаться.


Частная реабилитация буквально зазывает пациентов. На интернет-сайтах полным-полно приглашений пройти ее без проблем. Но — за немалые деньги. А вот приглашений от государственных учреждений о возможности пройти восстановление по системе ОМС явно мало. По вашим прогнозам, их станет больше?

Елена Гусакова: Должно стать. Потому что совершенно очевидно: реабилитация необходима не менее, чем, скажем, вложение огромных средств в высокотехнологичную медицинскую помощь. Включая реабилитацию в лечебный процесс, мы уменьшаем количество дней по временной нетрудоспособности, уменьшаем выплаты по инвалидности, заметно быстрее возвращаем людей к профессиональной деятельности. Выгода от проведения грамотной реабилитации очевидна.

Визитная карточка
Фото: Аркадий Колыбалов

Елена Викторовна Гусакова родилась в Миассе Челябинской области. Окончила Московскую медицинскую академию имени Сеченова в 1991 году. Кандидатская и докторская диссертации посвящены лечению заболеваний кишечника. С 1995 года начала прицельно заниматься медицинской реабилитацией. В том числе организацией такой службы на местах в частных и государственных лечебных учреждениях. В настоящее время возглавляет эту службу в ЦКБ управления делами президента РФ. Замужем. Муж — программист. Сын Кирилл и дочь Варвара — врачи.

источник: rg.ru


Похожие посты

Эссенциале Форте для печени – отечественные аналоги, чем можно заменить?

Glavnii

Ученые выяснили, какой режим питания помогает продлить жизнь

Avtor

Нано наносит удар

Avtor
Adblock
detector